Время в ролевой:
январь 7021 года
зимние каникулы
Место действия:
Волшебная Вселенная Магикс

Система: эпизодическая
Рейтинг: PG-13
Мы - единственная ныне функционирующая ролевая по замечательному мультсериалу Winx.

Наш проект был активным и имел популярность в 2009-2013 годах, сейчас пришло время вспомнить былое и перезапустить его. Приглашаем Вас вместе с нами доказать всем скептикам, что ролевые по Winx жили, живы и будут жить ещё очень долго.

WINX CLUB: Ritorno Della Storia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » Abusus non tollit usum


Abusus non tollit usum

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Abusus non tollit usum

https://static.zerochan.net/Pixiv.Id.1315438.full.1416091.jpg

Участники:

Время:

Место:

Тенебрис, Никса

03.06.7020

Неизвестно. Будет дополнено в ходе эпизода.


Злоупотребление не исключает употребления. Всё хорошо в меру, иными словами. Бокал вина за обедом никому не причинит вреда, а математическая таблетка с Зенита перед экзаменом - почти не жульничество. Но Тенебрис и Никса - не из тех, кто знает что такое мера, поэтому иногда оказываются в подобных ситуациях.

Незнакомое помещение, чьи-то шаги за стеной.  Болезненное пробуждение и никаких идей, что вчера было. А могло быть практически что угодно, от чьего-то Дня рождения до захвата очередной планеты. Теперь перед антигероями стоит почти детективная задача: выяснить, что послужило поводом для веселья и что они натворили в процессе.

0

2

Начинать что угодно с нравоучений плохо, можно показаться ханжой и занудой. Но только посмотрите на это и скажите, что маг не достоен осуждения. Отвратительно. В его внешности не осталось ничего, что ему самому в себе нравилось. Бесчувственное тело лежит на полу под ворохом тканей. Волосы спутаны, одежда порвана и местами опалена, ссадины, и глубокая царапина через всю щёку. Как будто Тенебрис продирался через терновую изгородь или сражался с десятком кошек. Оба варианта не исключены: сейчас он не помнит абсолютно ничего. В тяжёлой голове пусто. А тело придавлено к полу собственным весом. Для мага это необычное, неприятное ощущение. Существу, всю жизнь прожившему в невесомости, невероятно странно ощутить реакцию опоры, и сейчас маг чувствует, что пытается раздавить сам себя. Нееет, никогда больше. Всё, это был последний раз, когда он поддался своей слабости и позволил себе лишнего. Расплата этого не стоит! Во всяком случае, так сейчас думал обладатель сегодня каких-то особенно тяжёлых рогов. Он постепенно начал оживать.

- Ретрив... сатис, - Тенебрис попытался привести себя в порядок заклинанием, но магические материи отказали в просьбе. Заклинания надо читать громко и уверенно, а не сдавленно ворчать, как ругательства, - Ретрив сатис!
Уже лучше, в глазах снова потемнело, в этот раз от резкого подъёма. Телекинетическое поле кое-как восстановилось. Шаткое, слабое, но уже позволяющее подняться и обнаружить себя в незнакомом помещении.
Это склад? Похоже. Ряды стеллажей, промаркированные полки, а на них рулоны тканей. Один из стеллажей повален. Именно там, под кучей отрезов и размотанных рулонов спал маг. А рука всё ещё сжимает наполовину пустой графин с чем-то зелёным. Даже не бокал. Какой позор.

Здание было новым, или как минимум хорошо ухоженным для склада. Жаль, что скоро работников встретит свежая трещина в стене. От угла, диагонально, как после землетрясения. И ещё одна, и ещё... если присмотреться, то все стены были покрыты сетью трещин. Тут может быть опасно. Никса. Тенебрис не был уверен, что вчера она была с ним, но это первое, что пришло в голову. Наверное, это даже трогательно, когда замученный абстиненцией задумывается, что рядом может быть так же плохо кому-то ещё. Надо хотя бы попытаться её найти. Разрушения выглядят угрожающими, слабой энергетической волны хватит, чтобы обрушить эти стены и похоронить под завалами всех, кто находится в здании. Надо искать, и искать осторожно. Маг медленно перемещался между стеллажами и пытался найти знакомую фигуру. По пути опустошил графин до трети.
- Никса. Никса, ты здесь? - он тихо окликнул ведьму, пока не рискнул шуметь. Но в ответ не ворочалась ни одна куча поваленного хлама, - Никса!

Девушка нашлась через некоторое время. Маг внимательно осмотрел весь склад, но обнаружил её только тогда, когда смог поднять тяжёлую голову. Ведьма лежала на верхней полке, обнимая (и даже поглаживая) рулон фатина. Тенебрис грустно улыбнулся. Нашлась, на вид с ней всё в порядке. По-хорошему сейчас надо отсюда убираться, но что-то мужчину остановило. Может, Никса помнит, как они здесь оказались? Или хотя бы что делали. Навряд ли. Маг завис в воздухе рядом, ожидая, пока придёт в сознание его тёмная королева. Не рискнул будить сам.

+1

3

По странному капризу судьбы или же из-за её скромного подарка, для ведьмы ночи и кошмаров Никса спала на удивление чутко, вот только чутко странным образом. Она всегда чувствовала, если ей что-то угрожало, моментально ощущала, если кто-то подходил ближе, могла очнуться за секунду до падения на себя какого-нибудь камня или до того, как из чайника на неё польётся вода… Да, в школьные и детские годы и не такое бывало, вот только Никсу ни разу не поймали врасплох. По крайней мере, не когда она спала… Пусть была у этого обстоятельства и другая сторона: если ведьме ничто не грозило, спать она могла где угодно и как угодно. Лёжа на жестком дереве в миллиметре от падения? Легко! На качающейся с ужасающей амплитудой лодке посреди бушующего океана? Запросто. Да хоть на спине у бегущего навстречу ветру зверя. Лишь бы не было опасности, видимой или невидимой. Лишь бы интуиция не била тревогу.

Вот и сейчас она спала крепким сном без каких-либо видений или образов, устроившись на каком-то из стеллажей и обнимая для удобства такой тёплый от её собственного тела, такой приятный на ощупь материал, который пах свежей краской, какими-то вредными химикатами и пластиком. Тишина, мрак, спокойствие и высокий потолок, что поглощал большинство звуков, прохлада металла неподалёку… Она не ощущала ничего и лежала в каком-то забытие, пока… пока в некотором отдалении от неё не замаячила левитирующая уставшая фигура того, кто неизменно привносил в душевную гармонию Никсы если не полную неразбериху, то хотя бы освежающий ветерок.

Итак, она ощутила холод металла, краем уха услышала его странную вибрацию от расползавшихся вокруг тёмных магических потоков. Уж их-то она ощущала так же ясно, как шершавость и покалывание синтетической ткани под щекой. Веки были до странного тяжёлыми, а в ноги, казалось, впилось что-то до алмазного твёрдое и недвижимое. Никса понимала, что всё, проснулась. Но подниматься та-ак не хотелось.

Однако долго лежать в неудобной позе на жестком металлическом стеллаже и упираться носом в щекочащий фатин тоже было не из приятных. Но самое главное – Тенебрис был рядом. Это холодное, до дрожи, но давящее силой ощущение его присутствия она примечала всегда, и здесь даже трудно сказать, правда ли телекинетическое поле друга и союзника так отдавалось в теле девушки или же это она сама нарисовала в своём воображении любимому злодею подобный романтически-пафосный ореол. И как Никсе бы не хотелось сейчас, чтобы тот мягко дотронулся её плеча, волос, да хоть рук и ног, хоть попы и талии, чтобы разбудил поцелуем… этого бы все равно не произошло. А жаль.

- И тебе доброе… утро? – она неохотно оторвала голову от большого тканевого рулона в сторону, откуда радиально распространялись энергетические волны. Тенебрис стоял справа… ладно, парил справа. Одного быстрого взгляда на замученный вид беловолосого злодея было достаточно, чтобы понять, что дела у него, а значит и у них обоих, не очень. Одежда изодрана, царапины… царапины у самого Тенебриса? Это что-то новое.

Спустя пару секунд работы еще не проснувшейся мысли, девушка бегло осмотрела и саму себя. Одежда была мятой, местами потрёпанной и грязной, рваной. Но была. Чёртова помада опять размазалась  (это стало ясно по красным полосам на руках), корона из чёрного золота… СТОП. ГДЕ МОЯ КОРОНА. Комично ощупывая собственный лоб, а после – бывший совсем недавно кроватью стеллаж и рулон с тканью, и другие рулоны и вообще всё на свете, Никса искала одну из самых важных для неё вещей. ГДЕ МОЯ КОРОНА?! Но вовремя уловив, что ситуация к тому не располагает, исподлобья глянула на Тенебриса, готовая поклясться, что увиденное его развеселило. Щёлкнув зубами, она опёрлась руками о край стеллажа и глянула вниз, слишком ли там высоко. Решила, что не очень, оттолкнулась, свесив ноги, и… прыгнула, не рассчитав, что помятое тело её не было к подобному готово. Со вспышкой тупой и в то же время невыносимо тяжёлой боли она приземлилась на копчик. Благо, хоть головой не ударилась. Хорошо хоть, стала немного бодрее. Шипя от боли, она снова попыталась подняться, в мыслях проговаривая одно за другим исцеляющие заклинания. То ли, чтобы выбрать нужное, то ли надеясь на то, что они сработают и без вербального призыва. Такие, кстати, существовали, она читала. Внимательно озираясь по сторонам, она заприметила, что Тенебрис снова оказался рядом, держа в руках серебряный графин, по всей видимости, не пустой. И такой нужный сейчас. Она прищурила глаза.

- Угостишь? – Никса указала на сосуд, приглаживая безнадёжно грязные и растрёпанные волосы. Пить хотелось чуть сильнее, чем мысленно прийти в себя. Её словно обухом по голове ударили: всё казалось каким-то ненастоящим, бутафорным и размытым. Реальности происходящего не чувствовалось, хотя кому-кому, а ведьме ли кошмаров было не знать, где явь и где сон. Но было любопытно, почему и как они до этого докатились, а самое главное - зачем. Ясно было, что тут тканевый склад. Ясно было, что его разнесли, скорее всего, они сами. Судя по графинчику – без особой на то цели… Или нет?

- Поисковые заклинания уже пробовал? – тихо выдохнула она, пытаясь усилием воли вернуть голове ясность. – Дверь заперта? – если Тенебрис проснулся раньше, может, уже что-то знает?

+1

4

Ведьма нашлась. Не похоже, чтобы у неё тоже были силы даже на простой портал (с гарантией, что их не выкинет куда-нибудь на Айсрок), поэтому придётся искать городской и добираться до него своим ходом. Да, в таком виде, ведь на толковую маскировку энергии и концентрации тоже не хватит. Маг потёр виски и попытался настроить себя на более-менее позитивный лад. Они живы, повреждения незначительны, потери минимальны, место скорее всего безопасно. Это склад тканей а не проклятая пещера, в самом деле. Тканевые склады не бывают проклятыми. Но Никса поступила мудро, воздержавшись от вопросов. Слишком долго она знает мага, чтобы спрашивать о самочувствии или не знает ли он, где они сейчас находятся. Непонятно, как с трудом сохраняющая вертикальность фигура натолкнула ведьму на романтические мысли. Тенебрис сейчас не был способен ни на комплименты, ни на нежные прикосновения, а поцелуи - вообще плохая идея, и пусть не спрашивает почему. Он удостоверился, что со спутницей всё в порядке и направился к выходу.

Очень интересный характер трещин на стенах. На стыках, швах и по диагонали, большое раскрытие, но здание ещё стоит. Мужчина провёл рукой по кромке трещины. Он был хорошо знаком с механикой разрушений, и вид повреждений мог многое сказать о том, как они были нанесены. Это была не телекинетическая волна, мало похоже на механический удар, воздействие температурой или водой, скорее на подземный толчок. Не последствия сражения, не попытка разрушить здание. Что тут произошло?
Думалось тяжело, Тенебрис перебирал в уме возможные варианты, пока не услышал звук удара. Это... да, это его тёмная королева, ночной кошмар Магической Вселенной, синеволосая бестия с грацией мусорного мешка грохнулась на пол со стеллажа. Маг затрясся от сдерживаемого смеха, но на пару секунд. Это неприятно отдавалось в затылок, да и вообще плохой повод для смеха. Они оба сейчас был смешными и жалкими. Разве можно этой паре доверить власть? Ни в коем случае, но мир уже обречён.

- Держи, - маг без лишних комментариев протянул Никсе графин. Дождался, пока ведьма сделает глоток, выдержал паузу и со вздохом добавил - Но я не знаю, что в него налито. Не исключено, что какое-то зелье, осторожнее с ним.
На вкус - далеко не солярийское вино. Скорее всего какая-то дрянная настойка на шишках или хвое. О чём-то действительно опасном злодей никогда не предупреждал. Сработало - замечательно, показало нежелательный результат - "надо же, какая интересная реакция". Любимая подопытная, лучший эксперимент, - Это что, жабры?
Дурацкая шутка, под стать ситуации. Но ведьма всегда вздрагивала в таких ситуациях. Наверное потому, что там в самом деле могли оказаться жабры. Проходили, видели, удаляли. Но что бы ни находилось в графине, оно постепенно возвращало организм в норму. Главное сейчас не переступить грань и не продолжить то, что они ещё не вспомнили.

- Не трать силы на заклинания, давай осмотримся, - маг поставил девушку на ноги, слабо толкнул дверь и та упала наружу вместе с коробкой. Она вполне могла быть заперта. За другой стеной чьи-то шаги, в конце коридора окно. Свет раздражал глаза, сейчас или день, или они на Солярии. После темноты закрытого склада приходилось щуриться. Но вид из окна мог дать ещё больше подсказок. Это будет второй уликой в сложном деле.
Каньон. Кто в здравом уме разместит склад на краю каньона?! Рыжая глинистая земля, отвесные склоны, и около километра до дна. Увиденное добавило ещё больше вопросов. Но в голове сложились два элемента мозаики: странное место и характерные трещины. Чтобы развеять сомнения маг осторожно вылез в окно, отдалился на некоторое расстояние, а затем вернулся обратно. Его опасения подтвердились.

- Здание стоит посреди каньона на небольшом выступе. С трёх сторон пропасть, с четвёртой - скала, - Тенебрис понимал, что это точно его работа. И даже, скорее всего, была его идея. Дом выдернут из земли и вместе с фундаментом перенесён в каньон, отсюда и разрушения, похожие на сейсмические. Из окна видно несколько загнутых труб, которые должны были проходить под землёй. Теперь двое просто обязаны довести расследование до конца, хотя бы из любопытства. Зачем им понадобилось переносить откуда-то целый склад ткани в каньон?! Злодею нечего было сказать в своё оправдание, Он даже не мог толком разозлиться, слишком странная сложилась ситуация. За стеной всё ещё кто-то ходит, говорить нужно тихо.
- Есть какие-нибудь идеи? - без надежды на внятный ответ спросил маг, - И прислушайся, мы здесь не одни.

+1

5

Жижа оказалась склизкой, плотной, горькой, с хвойной отдушкой и спиртовым вкусом. Не слишком-то приятная, но всё-таки жидкая, водянистая, а значит, способная утолить жажду. И, как выяснилось, придать сил. Один глоток этой травяной пакости, и с глаз немного спало желание заклеиться и больше никогда не открываться, а гадкий привкус придал бодрости. После того, как ведьма сощурилась со всей силы, конечно. В нём, в графине и питье, ощущалась магия. Что-то такое линфейское, если не эльфийское. Не то, чтобы очень светлое, но… не мрачное. Это не яд.

Это что, жабры? – Никса действительно вздрогнула. Как раз тогда, когда она перебирала в голове знакомые рецепты тонизирующих травяных настоев, стараясь выгадать и причину для их надобности в данном конкретном случае; её вот так окликнули. Она прекрасно помнила тот неудачный эксперимент с жабрами… Помнила, как задыхалась, ловя ртом воздух и не насыщаясь им, как мир медленно терял краски в тот миг, а голова болела, и гасло сознание… Её всегда бросало в дрожь от подобного.

Шуточки травишь, значит? Ведьма легко выдохнула, даже слегка улыбнулась, отставляя сосуд на пол. Если есть настроение шутить, не всё потеряно. Тенебрис помог ей подняться, и улыбка девушки стала шире. Она не была злорадной, скорее тёплой. Ведьма смеялась одновременно над самой собой и над передрягой, в которой они оказались. Но эта насмешка была с оттенком горести. Мол, кто знает, что еще они успели натворить. Ведьма не была напугана. Просто ощущала, что сейчас они видят лишь вершинку айсберга. Что натворили они многим больше.

Ослепляющий свет из окна для ведьмы ночи и мрака был ну вот вообще не приятен. Тенебрис вскоре загородил яркое солнце собой, и девушка шмыгнула за ним следом, быстро и бесшумно ступая в своих сапогах. Маг удалился за стеной, быстро исчезнув в окне, и она оглядела стены вокруг уже при свете. Трещины были и здесь, такие же. Стены выкрашены серым, коридор был однообразен и однотонен. Ни надписей, ни номеров, ни указания на этаж. Даже стрелок, ведущих к запасным выходам, даже их не было. Но были двери. Металлические, как и одна чуть ранее. На дверях были, по всей видимости, номера складов. Цифры в вперемешку с буквами… На всех, кроме одной, той, что была ближе всех к окну и отличалась тем, что была крупнее, имела сверху полупрозрачную стекловидную вставку, а также какой-то замок около ручки в виде вытянутого стержня. По всей видимости, она открывалась карточкой и/или кодом. Там был крохотный экранчик и циферблат, а так же прорезь.

Когда маг и союзник вернулся и доложил о своей разведке, Никса быстро кивнула и так же тихо дополнила его сведения своими скудными наблюдениями. – Кто-то есть вон за теми дверями… Замок на них морально устарел, на Магиксе таких уже не производят. Даже на Линфее отказались от полосовых магнитов и цифровых кодов. Буквы похожи на земные. Склад с Земли, Тенебрис. – с нажимом произнеся последнюю фразу, девушка помедлила, после чего хмыкнула и добавила. – Это значит, что магов там, скорее всего, нет. Можно идти напролом. Они быстро уснут. – Никса заглянула другу в глаза, отмечая, что тот держится слишком уж собранно для того, кто растерян. А в том, что он растерян, хотя бы немножко, она отчего-то не сомневалась.

Отредактировано Никса (2018-05-14 21:24:59)

+1

6

Какая дрянная складывается картина, до смешного нелепая. Когда-нибудь они будут смеясь вспоминать её, наблюдая за стройкой замка в центре Магикса или за тем, как догорает Алфея. Но не сейчас. Они что, в самом деле похитили с Земли целое здание и переместили его... куда-то? Возможно, даже на другую планету.
- С Земли? Ты уверена? - маг очень не хотел, чтобы это оказалось правдой. Это не знакомая с магией планета, на ней исчезновение целого здания вызовет панику. Такие вещи не остаются без внимания. Вечером было здание, а утром аккуратный круглый кратер и хлещущая из повреждённого водопровода вода, - Мало ли, какая ещё отсталая планета. Давай подумаем: что бы мы ни делали вчера, то точно не завершили. Безуспешно попытались привести себя в чувства зельем, но заснули. Тут должно быть что-то ещё.

Трещины обрамляли дверные коробки. Все пути были свободны, только толкни, и не нужно думать над взломом земного магнитного замка. Он ведь и не должен работать? Здание обесточено. Все складские помещения освещаются светом из маленьких окошек под потолком, так и следующий зал был погружён в полутьму. Это оттуда слышались шаги, но после слов ведьмы только три удара об пол.
- Может, мы хотели что-то спрятать? - Тенебрис осмотрел спящих людей. Два мужчины и женщина, все одеты в какую-то форму, один держит в руках корону Никсы. Выходит, они как минимум виделись. Но следов насилия на людях не было. Выходит, не было и драки, что странно. Просто так ведьма бы никогда не отдала своё украшение. А ещё внимание привлекал воздух в помещении. Остатки дыма, как от потушенного пожара. Если присмотреться - на полу следы сажи, и не только человеческие. Крупные лапы, похожи на львиные. Здесь где-то земной лев?! Мага сейчас это не удивит, - Будь осторожна, - он перешёл на шёпот. Но у больших кошек хороший слух, да и двое уже сделали достаточно шума, - Здесь где-то зверь, крупный.

Тенебрис отвлёкся от лежащих на полу людей и переключился на новую опасность. Напрасно, потому что если бы он присмотрелся лучше, то заметил, что в кармане одного из людей что-то светилось явно магическим светом. Можно разбудить землян и заставить говорить, но навряд ли им будет понятна привычная речь. Это интересная планета, если взять жителей из разных её частей, то они не смогут общаться, не поймут друг друга. Есть только один-два языка, похожих на тот, что в ходу в Магиксе, но каков шанс, что они говорят именно на нём? - Я попробую найти зверя, а ты допроси лю... - с другого конца здания послышался крик. Маг почти полностью восстановил силы, поэтому оттолкнулся от стены и не раздумывая направился на звук. Там должно быть что-то интересное. Или кто-то решил выглянуть в окно, но такой поворот событий его бы разочаровал.

Через несколько поворотов, дверей и арок до цели. Ещё один поворот, отброшен люк, ведущий на крышу, и маг узнал кому принадлежали следы. И лучше бы это оказался земной лев. Когда несчастное здание было перемещено на новое место, грохот растревожил мантикор, крылатых львов с ядовитыми хвостами. И двое сейчас как раз были на крыше. К выступу вентиляционной шахты жалась напуганная девушка. Она больше не кричала. Возможно, парящий в полуметре над полом рогатый маг выглядел не таким страшным, как мантикоры, но для жительницы немагической планеты всё смешалось в один кошмар. Тенебрис отпугнул зверей телекинетической волной.
- Ты знаешь, что здесь произошло? - маг протянул девушке руку, но та едва держалась в сознании и не отвечала, - Обещаю, с тобой не случится ничего плохого.
- Всё... всё затряслось, много шума, - похоже, она была здесь, когда склад был похищен, - Все кричали о каком-то кулоне, я не знаю, - девушку била мелкая дрожь, нормального ответа от неё не дождёшься. Может, у Никсы получится её успокоить?

+1

7

Нет, я просто решила подшутить над тобой и выбрала из целого списка отсталых немагических планет самую скучную... - опустилась Никса до сарказма, с приподнятой бровью глядя на своего любимого злодея. Говорить вслух такое, конечно, не очень хотелось. Хотя бы потому, что это невежливо и бесит. Тенебрис нравился ей в любом виде, но злить его сейчас было бы по крайней мере очень глупо. Вот вернёмся на Весперию, разольём по бокалам коллекционное вино и тогда будем беситься до одурения... Потом, не сейчас. Но при этом оставлять его упрямое отрицание очевидного без внимания Никса себе позволить не могла. Она же, всё-таки, королева тьмы.

- Очевидно, прятать что-то в непримечательном здании, чтобы потом само это здание разнести к чертям - не наш профиль. - Ведьма невинно захлопала длинными ресничками, словно говорила скорее о котиках и плюшевых игрушках, после чего продолжила в том же ироничном духе. - Скорее всего, вчера мы провернули нечто крупное. Посуди сам: напиваться до беспамятства тебе приходилось лишь тогда, когда отключиться иным способом не получалось. Я, несмотря на все твои истерики, бросать такое сокровище, не стала бы. А значит, была слишком истощена. Заключаем: мы сделали нечто грандиозное и... Восстанавливались. - на последнем слове она обворожительно и многозначительно улыбнулась. - Но ты прав, Тенебрис, нечего гадать, пока мы не закончили с этим складом.

И в самом деле, там было ещё много занятного. С грацией балерины и нежностью мотылька пара легко открыла дверь вперед, что от повреждений на стене сама готова была в любой миг пасть жертвой равнодушной физики. За ней открылись взору объекты поинтереснее полок с синтетикой и шифрованных надписей. Трупы... Ой, нет, спящие тела. Очевидно, погруженные в тяжёлый и крепкий сон не по своей воле. И слишком просто. Магии в найденных несчастных не ощущалось. Простые люди, что и требовалось доказать. Трое. В безвкусных форменных комбинезонах, вымазанные в саже и копоти и... Ведьма тут же быстро прошагала до неподвижного мужского тела и резко выдернула из его рук любимое обсидиановое украшение, с ликующим видом коронуя саму себя. Хмыкнула, щелкнула пальцами и приподняла подбородок, с усмешкой глядя на жертву. Надеюсь, тебе нравятся змеи?..

Зверь? Час от часу не легче. И ладно бы, то был крольчонок или маленький забавный ёж... Не то, чтобы Никса любила зверей. Она скорее не любила неприятности, и возиться с земной фауной ей сейчас не очень-то и хотелось. Девушка хотела была даже съязвить на эту тему от переизбытка эмоций, но раздавшийся где-то сверху вопль лишил момент подходящего очарования, заставив рогатого узурпатора снова предоставить девушку самой себе... На какое-то мгновение. Едва поняв, что её беловолосая мечта ринулась прочь, ведьма лишь скривила губы, в последний раз окидывая пыльный и грязный от сажи коридор безразличным взором. Никса уже готова была призвать левитацию и броситься вдогонку магу-псионику, накапливая на кончиках пальцев привычное волшебное тепло, как вдруг... Те самые кончики пальцы будто кольнуло, обожгло молнией. Попытка подпитаться от спящих и терзаемых кошмарами людей отдалась болью и её неприятным послевкусием на ладонях. Дернувшись, Никса вложила в пристальный взор всё внимание, на которое после бурной ночки вообще была способна.
Осмотр дал результат, пускай и приходилось, как в игре горячо-холодно, идти по следу колющей и опаляющей волны. Но быстро, в спешке и лёгком раздражении. В кармане у того самого мужчины, что сейчас видел самых гладких из всевозможных змей лежал источник неприятностей... Это был тяжёлый кулон из зелёного, цвета свежей травы, тяжёлого камня, что открывался и мог потенциально хранить маленький предмет размером с добрый жёлудь. Обрамление металлическое, из золота. На задней стороне аккуратно выцарапано кривыми буквами C. D. От него несло каким-то электрическим теплом, держать его из-за постоянного прокалывания на коже было невозможно. Казалось, будто он противен самой сути ведьмы, будто отторгает её, перекрывает все магические потоки и пресекает любые тёмные заклятия. Чем дольше держишь его в руках, тем ты слабее, тем тебе хуже... Девушка яростно отшвырнула вещицу, рыкнув. Сорвалась с места туда же, где исчез Тенебрис. Ну его к черту, этот кулон.

Ведьма практически впервые за долгое время я была напугана. Эта вещь... Была сильнее её.

+1

8

Затевать спор с ведьмой - означало признать её правоту. Да, маг с трудом управляется (если управляется вообще) со своими эмоциями, и возразив он только лишний раз покажет, что не умеет держать себя в руках. Ладно, здесь она всё-таки права. Сейчас они страдают от вынужденных мер. Раз иначе было нельзя избавиться от расплаты за злоупотребление силами тёмных помощников, то приходится прибегать к сомнительным вещам. Обычно в подобных случаях Никса "усыпляла" мага на время, чтобы восстановился, но в этот раз пришлось воспользоваться аварийным выключателем.
Ладно я, ты зачем присоединилась к "веселью"? Неужели просто за компанию? Так бы хоть кто-то из нас помнил, что произошло. И где мы находимся, - мысленно проворчал маг, но с версией ведьмы согласился. Не могли они ради незначительной цели идти на риск, даже под действием горячительных напитков. Пару могло потянуть на приключения, но не на безрассудства.

Кулон? Какой ещё кулон? - Тенебрис принялся перебирать в уме все более-менее известные магические украшения, но ничего не вспоминалось. Из девушки больше ничего не вытянешь, она напугана и едва не теряет сознание. Одно радует - они однозначно не на Земле. Мантикоры любят климат Солярии или Эсперо, это тёплая планета, возможно, лишённая облаков и даже ночи. Там большие ядовитые кошки чувствуют себя отлично. Так может, мага исцарапала мантикора? Не исключено, это очень похоже на следы когтей. Ближний бой псионика со зверем это необычно, такому нужна веская причина.
И где все тёмные помощники? - Странное дело, обычно они без сосудов и контроля разбегаются и ищут, чего бы сломать. Но ниоткуда не слышно характерного визга и рычания. Их могла прогнать в бездну только сильная светлая магия, такой не бывает на земных складах. Чем яснее становятся мысли, тем больше во всём происходящем видится противоречий.
- Там... ещё был кто-то. Женщина. Я посмотрела на неё и в глазах потемнело. Осторожнее, - маг уже хотел покинуть крышу, но девушка всё же подала голос, - Она охотилась за медальоном, думала, что я знаю где он.
Это уже интересно. Незнакомка предостерегла "защитника", животные не любят тёмную магию и не подходят ближе.
- Она тебя больше не тронет, - раз уж так сложилось, надо дальше пытаться выглядеть защитником, - Что она делала потом? Могла причинить вред кому-то ещё?
- Не знаю... я отбилась от группы, мы отпугивали этих... львов каким-то чёрным обручем, но я испугалась, убежала. - девушка  немного оживилась, почувствовав себя в безопасности. Выходит, мантикоры боялись проклятой короны, а Никса что-то знала о медальоне. Более того, очень желала его получить.
- Оставайся тут, - Тенебрис создал небольшой барьер вокруг девушки. Зачем? Наверное, вжился в роль защитника. Теперь надо было найти ведьму.

Это было просто: они встретились у люка, ведущего на крышу. Хозяйку ночи привело любопытство, и его надо было немедленно удовлетворить.
- Я кое-что узнал. Тут где-то есть какой-то медальон, который ты хотела заполучить. Но почему-то не смогла.
Чтобы Никса, и не смогла - это странно. Если ведьме что-то надо, то она дистиллят в пену собьёт, но получит желаемое. И уж тем более какой-то несчастный кулон. Маг знал о её бесконечной любви к украшениям, и это добавляло вопросов. Неужели не подошёл к сумочке?
И если все кричали об этом кулоне, как утверждает незнакомка с крыши, то может в нём дело? И это не псионик перенёс здание, а это самое украшение? Маг изменился в лице.
- Мы на Пульвирии.
Дело было не в кулоне, а в особом виде магии, который был в ходу только на этой параноидальной планете. Все пульвирианцы сдвинуты на безопасности, на планете не бывает ни тёмной магии, ни ведьм, ни врагов. А в камне на цепочке было заключено сильное светлое заклинание, отправляющее хозяина домой, если ему угрожает опасность. Что-то пошло не так, или создатель артефактов перестарался, вложив слишком много энергии, или реакция была пропорциональна опасности, но... на родную планету перекинуло всё здание, вместе с куском земной земли вокруг. Пульвирия - опаснейшее место для того, кто замышляет недоброе. Скорее всего, местонахождение злодеев уже вычислили.

+1

9

- Хах. Да. Нашла я один медальон... - Никса брезгливо скривилась, отводя глаза от собеседника и с дерзкой иронией даже цокая языком. Кому приятно говорить о своих неудачах. - Дорогая безделушка из золота с изумрудом, но, знаешь... Что-то с ней не то. - ведьма покачала головой, сглотнула и посмотрела тёмному лорду в его жёлтые глаза. - Такое чувство, что его магия противоположна моей. Это не просто фейская дрянь со светлым зачарованием или какая-то древняя игрушка пикси. Это нечто ужасное, Тенебрис... - девушка снова в негодовании опустила взгляд, понимая, что такими темпами ей не добиться от тёмного мага достойной похвалы. - Я не смогла его взять. Лежит там, в той комнате со спящими. Попробуй ты. - Никса махнула в сторону коридоров и складских помещений. Даже смотреть на путь до этого странного украшения не хотелось. Я всё-таки девушка. У меня тоже могут быть свои слабости.

Наступила небольшая пауза. Ведьма выжидательно смотрела на возлюбленного. По нему видно было, что магу известно ещё что-то. Не только про странную побрякушку, которая знатно подгадила девушке настроение. Задумчивость Тенебриса не оставляла сомнений, что наверху было что-то ещё. Что-то, что задержало его и навело на мысли о том, что и почему случилось вчера. Никса покорно и преданно застыла перед ним, выжидая следующей фразы. В конце концов, сама она уже отчиталась о том, что успела узнать, в общих чертах, а идти наверх не было смысла: Тенебрис уже всё там изучил и вернулся назад. Значит, не ждал её помощи...

Стоп, что?.. Пуль... Вирия? Пульвирия? Та самая ущербная планетка, где нет даже и мысли о стражах правопорядка, так как любое его нарушение невозможно само по себе? Тот самый оплот спокойствия и мнимого благополучия, за погоней в безопасности в котором погибла мысль об эволюции и развитии? Та свалка расслабленных и наивных ленивцев... Быть того не могло. Но если всё-таки могло, то откуда эти царапины, дыры на одежде?.. Откуда земной склад и этот чёртов медальон с явно не пульвирейскими чарами? Он оберегал, но делал это скорее из отторжения тьмы, нежели из охранных чар. Даже зло умеет охранять. Что всё это значит?!

Никса на какой-то миг растерялась, бегая зрачками от Тенебриса к окнам, от окон к Тенебрису и стенам. Что-то не сходились, всё-то не ладилось, не состыковывалось между собой. Когда первая волна шока прошла и унесла за собой пену быстрых бессвязных мыслей, к ведьме вернулись самообладание и зачатки рациональности. Она понимала, что маг прекрасно слышит её мысли. Наверняка ещё и смеётся с них.

- Полагаю, для подобного заключения у тебя были все основания? Меньше всего я хотела бы сейчас стать жертвой местной системы защиты. Ты же понимаешь, это может означать лишь одно: нас тут же депортируют, как только поймают. А поймают нас сразу же. Магия ночи и ужасов, теней и мрака тут... Заметна. - Никса цокнула, зло сжимая кулаки. - Нас депортируют в полицейское отделение Магикса... Если не сразу в Светлый камень.

Надо было что-то делать. Девушка замолчала на пару секунд, а затем глаза её недобро сверкнули, глядя прямо на беловласого мага. Впрочем, они и не могли блеснуть добротой.
- Пульвирианцы защищены, но оттого и глупы, мой друг. Они не трудятся искать улики и виновных, а значит, мы с тобой, Тенебрис - лишь жертвы обстоятельств. Давай найдём, кто нас обидел?.. Людей обвинять будет труднее. К тому же... - ведьма ухмыльнулась, пристально всматриваясь в жётлые глаза, - ты что-то отыскал на крыше? - очевидно, не признание Никсой своего фиаско чуть раньше заставило мага думать о Пульвирии. Нет, не оно.

+1

10

- Мы на Пульвирии, всё сходится, - Тенебрис вздохнул, так он обычно пытался сам себя успокоить. Сейчас были все основания для паники, - Здесь каждое живое существо чует недоброе. Даже звери, когда речь идёт не об охоте ради пищи. Тут рыщут мантикоры, но не трогают беззащитных людей, они охотятся на нас. Отсюда порванная одежда, царапины. Мы в каньоне, армии сюда добраться будет сложно. Но они уже в пути, не сомневайся.
Вот дрянь. Только сейчас до псионика стало доходить, насколько они влипли. Почему Пульвирия малоизвестная планета? Потому что на ней нет новостей. Все преступления пресекаются задолго до совершения. А другие планеты не любят с этой иметь никаких отношений, особенно торговых или политических. Не сложно догадаться почему.
- Никогда не пытайся обмануть пульвирианца, особенно на родной планете, - как хорошо, что их магия теряет силу, выходя за пределы планеты. Наверное, поэтому остальной Магикс ещё не погряз в отвратительной утопии. Но местные нашли обход этому ограничению: в экстренной ситуации срабатывает защитное заклинание и переносит несчастного домой, - Мы растревожили кого-то очень сильного на Пульвирии, пока он был беспомощен на Земле, он испугался и перенёс нас сюда. Возможно, мы хотели отобрать кулон. Показывай, где он. Так у нас будет хоть что-то.

И маг обречённо проследовал за спутницей. В этот раз расплата за веселье, похоже, была чуть больше чем головная боль. А ведь они так и не вспомнили, что именно натворили. "Расследование" заводило всё дальше и дальше, но в худшую сторону. Это портило и без того плохое настроение. Что у нас тут? Уже знакомый зал, на полу лежит то самое украшение. И... не сдвигается с места, будто весит несколько тонн. Отточенной до совершенства псионике не поддавалась какая-то побрякушка. Лежит себе, поблёскивает невозмутимо. На ней нет чар, увеличивающих вес. Нельзя поднять кулон - можно отколоть плитку, на которой он лежит. Вокруг украшения побежали трещины и наконец в воздух поднялся и сам артефакт - сильнейший из всех, которые видел Тенебрис за свою жизнь.
- Любопытно, - здесь следовало громко и удивлённо выругаться, но ситуация не располагала. Он не мог даже коснуться кулона, что говорить о каких-то действиях? Тенебрис осмотрел предмет со всех сторон с нескрываемым раздражением. Похоже, чем сильнее тёмная энергия, тем сильнее её отторжение. Можно найти способ разобрать побрякушку, но только чужими руками. И очень желательно, чтобы эти руки не были наделены никакими способностями к магии. Либо обожжётся, либо сломает. Но какое интересное свойство! Эдакий сортировочный механизм, выполненный в виде зачарования. Определённо, полезная штука, выделить только оттуда свойство отторжения, и задать ему другой предмет. Пусть отделяет сильных от слабых, талантливых от бездарностей, хоть фей от ведьм - это очень ценное зачарование. Но только ли оно здесь ценно? Камень полый, с маленькой дверцей. Скорее всего мощное заклинание хранило нечто ещё более внушительное. От этой мысли стало не по себе. Как будто специалист-выпускник не смог открыть банку газировки.
- Мы должны забрать это с собой и как можно быстрее отсюда убраться.
Но у Пульвирии была ещё одна интересная особенность: магия здесь работает сильно выборочно. Никса смогла усыпить людей, но не подпитаться их энергией. Тенебрис мог левитировать, но с трудом отбился от зверей. Возможно, они смогли бы создать портал общими силами. Заставить бы магию думать, что это не бегство с места преступления.
- И не на Залтору. Мы должны сконцентрироваться на чём-нибудь... светлом, - последнее маг сказал почти стыдливо. Всякое светлое заклинание у них получится кривым и неуклюжим, - Пульвирианцев мы не обманем, но себя - попробуем.

0

11

Сбегать как нашкодившие дети, улепетывать, сверкая пятками, от грозных взрослых пульвирианцев, которые и драться-то толком не умеют... Нет, не для этого Никса постигала все ступени тёмной магии, не ради этого просиживала молодость в библиотеке Облачной башни, не для этого прошла сотни безжалостных экспериментов Тенебриса... Ей не хотелось убегать. Не хотелось признавать свою слабость и беспомощность, да ещё и перед кем! Перед неженками с безопаснейшей из планеток! Однако далеко не всегда в жизни всё идёт так, как нам того хотелось бы. И пусть душа её аж скрючилась от неохоты, головой ведьма понимала, что другого выхода нет. Пытаясь убедить Тенебриса мгновениями ранее, она скорее лепила розовый, но песочный замок для самой себя. Маг был чертовски прав: пульвирианцев им так просто не обдурить. Пришлось и ведьме, наконец, признать эту деталь.

- Не на Залтору, говоришь? А что не на Весперию? Климат там лучше, и цены на хлеб куда ниже... - выдохнув, усмехнуась девушка, мысленно перебирая свои небогатые знания о свете и светлой магии. Трудно и бессмысленно учить, как колдуют феи, если сама так никогда не сможешь и если сама суть, сам посыл, первоосновы их чар тебе попросту противны. Что толку облизываться на пирожное с витрины, когда в твоих руках есть целый торт, пускай и с другим вкусом... Думала Никса когда-то. Сейчас-то её эта тактика в прошлом скорее подводила. Конечно, чтобы создать портал на другую планету, архангелом быть вовсе не обязательно. В конце концов, это заклинание нейтральной школы, но вот с местом назначения... Пульвирия и рада бы выплюнуть мага и его приспешницу куда подальше, это чувствуется в воздухе, это ощущается по лёгкости, с которой сами собой сплетаются чары. Но нужно доказать местным бдительным ушам и глазам, что незримо следили за всем и всегда, что ты не бежишь от наказания, что спешишь сделать доброе дело и просто закончила свою благотворительность здесь... Думай. Никса, думай! Кому и где может понадобиться твоя помощь?

Девушка завершила последний пасс руками, проговорив остаток древнего и очень просто заклятья, и их с мужчиной поглотило облако лилового пара…

Глаза она открыла уже где-то не на Пульвирии: в воздухе уже не было этого гомона умиротворения, не чувствовалось застоя и пугающей тишины. Там было скорее влажно, немного пахло лесом или... листвой, морем? Глаза не видели ни зги, разве только где-то справа и сзади чёрную темноту разрезало иссиня-чёрным прямоугольным очертанием окна. Было тепло. Неподалёку раздавалось множество подростковых голосов: и юношеских, и девичьих. Язык Никсе уже второй раз за сегодня был неизвестен. Отрывки голосов были высокими, там звучало много звуков «к» и «о»… Но содержание было неизвестно. Ни капли.

Через мгновение слева распахнулась дверь, и глаза прорезало ярким светом. Справившись с болью, Никса различила, что в комнату ввалилась парочка: юноша и девушка. Оба в школьной форме. Их кожа была желтовато-смуглой, разрез глаз – узким, волосы - чёрными. На миг озарившее помещение солнце выделило также свисающие с потолка на нитях прямоугольные объекты в виде кирпичей и разбросанные по полу разные предметы, немногие из которых казались липкими или склизкими. Большего за секунду ведьма не рассмотрела.

+1

12

Нужно избавиться от тёмных мыслей. Выкинуть зло из себя на время и сконцентрироваться на том, что останется. А что там, в рогатом, кроме зла? Обиды выброшены, забыто всё раздражающее, оставлена агрессия, жадность, зависть и даже, чего скрывать, похоть. Обман и самообман - туда же, к недовольству и волнению. Вроде всё. Что там, в сухом остатке? То, что как "безоружное" чувство забивается в дальний угол всеми остальными. Его ещё почему-то называют всепобеждающим, какие глупости. Тенебрис приблизился к ведьме и взял её за руку.
- У тебя всё получится. Ты самая талантливая, стоит только собраться, и покорится даже дикая магия. Никса, моя поддержка и единственная опора, главная гордость и единственная настоящая ценность. Незаслуженный подарок, - необычные слова для мага, странные. Не те пустые, которыми он разбрасывался, когда хотел покорить сердце девушки для корыстных целей. Немагическая эмпатия выдавала в речи искренность. Обычно подобное расценивается как слабость в привычных кругах общения на тёмной стороне. Где-то даже могли открыто высмеять. Но не здесь и не сейчас. Псионик положил вторую руку на талию девушки и легко обнял сзади, чтобы не мешать ей концентрироваться на заклинании. На кончиках пальцев Никсы уже засветились лиловые искры. Положительные эмоции подпитывают светлую магию. На это не было расчёта. Может Тенебрис и злодей, но как нельзя быть бесконечно непорочным и светлым паладином, так нельзя и позволить тьме полностью поглотить душу. Всегда останется что-то "неугодное" и будет всячески скрываться до нужного момента, - На Линфее говорят, что самые прекрасные цветы в саду не вырастить, как ни подбирай условия. Они для появления выбирают странные места: камни, пустыню или даже ледник. Но те, что всё же зацветают, не имеют равных себе.

Пульвирия выпустила мага и ведьму. Только сути планеты известно почему именно, что было решающим: простое древнее заклинание "поиска приключений", оно склонялось с нейтральной школы к светлой, хоть и было несколько раз осквернено желающими испортить окончательно то, что нуждалось в помощи на момент обращения. Что ни говори, необычная была практика, пусть и маг теперь не хочет возвращаться к сказанному. Не огрызнуться бы по случаю, что больше они не на Пульвирии, и всю дрянь в себя можно безопасно вернуть. Ситуация ведь снова располагает: вокруг нет никаких магических всполохов, даже слабых: планета скорее всего немагическая, или место попалось такое, подобное Красному Фонтану Магикса. Голоса на непонятном языке и ни одного знакомого предмета вокруг. Глупо спрашивать "где мы?", псионик знал принцип работы этого заклинания. В дремучие времена так тренировали паладинов, ещё до того, как они начали так называться. Они шагали в неопределённость с желанием помочь тому, кто сейчас в этом нуждается. Неразборчивое заклинание могло выкинуть доброжелателя на поле боя или к заблудившемуся ребёнку, к одинокой старушке или к выпавшему из гнезда птенцу. Древние заклинания часто бывали неточными и от этого опасными. Маг не осудил ведьму за странный выбор способа покинуть Пульвирию. Он удался, поэтому был хорош. Но была в этом способе одна неприятная особенность: помощь должна быть оказана непременно. Иначе... непременно, и всё тут. Это было единственным пояснением при разборе заклинания в Школе Экстрасенсорных Искусств. Здесь произошло что-то неладное.

Снова тёмная комната. В этот раз окно закрыто, помещение освещено светом щели под единственной дверью и рамкой окна. Снова шаги, в этот раз близкие к бегу. И голоса, множество, ни одного понятного. В этот раз тоже не получится остаться незамеченными. В помещение на шум зашли юноша и девушка, ровесники, на вид лет пятнадцать. Наверное, школьники, а само здание - школа. Юноша зашёл первым, а девчушка пряталась за его спиной. Вокруг Никсы только начал развеиваться туман, Тенебрис парил в воздухе, оба выглядели необычно. Усталость сбила реакцию, маг в лёгком ступоре разглядел школьников. Они не опасны. Но судя по тянущимся к ним клубам исчезающей магической дымки, они и были адресатами, нуждающимися в помощи. Как бы спросить у них, в чём дело? Всё началось снова, как вторая серия детективного романа. В помещении стало светлее, но ясности это не принесло. Вокруг банки, что-то подвешено к раме на потолке, на полу то ли морские звёзды, то ли ещё какие-то моллюски и водоросли. Там же промокшие тетрадные листы, очень странная письменность. Что заместо? Злодей передал часть своих сил ведьме и был близок к магическому истощению. Понадеялся, что вот он, решающий рывок до привычного мира, но ошибся. Они не были похожи на помощников, особенно Тенебрис. Он держался рукой за стену, чтобы кое-как сохранить вертикальное положение.
- Мы здесь, чтобы помочь, - это было необходимо сказать, даже если уверен, что бесполезно.

+1

13

Никса всё ещё отходила от нежности, с которой Тенебрис обнимал её. От его негромких ласковых слов, от его мягких прикосновений и какой-то человечной, совершенно незлодейской теплоты. Это уже не брошенное вскользь упоминание, не редкое проявление заботы мимоходом. Это самое настоящее признание. Это романтика и нега, о которой в глубине души грезит любая девушка, и Никса здесь абсолютно не была исключением. Разум её сейчас словно купался в розоватой дымке, что окружало точно такой же розовый замок из дерзких мечт и предположений.

Вот и на задании это с успехом отразилось. Заклинание подмоги, портал во имя помощи и спасения всегда бросал чародея туда, где он сможет принести пользу, а маг всегда сам понимал, зачем он тут оказался. Если выпал птенец из гнезда – подними, если потерялся ребёнок – найди его родителей, оказался на поле боя – помогай раненым и защищай мирных… или как там у светлых это работает? Древние в чарах были не то, чтобы очень искусны, но строго принципиальны, пускай и неточны. Их руны и заклятия всегда были психологичны, всегда были связью между местом, временем и событием. Это что-то природное, сложное, где переплетаются сотни тонких нитей, что-то прекрасное, неуловимое и касающееся прямо сердца. Её, Никсы, сердца.

Когда тёмный маг обнял её, она не могла не думать о любви. Когда шептал ей ободряющие слова, не могла не думать о поддержке… Ну а  страхом, вернее его первоосновой, девушку пропитало с пелёнок. Увидев парочку школьников, которые и рады были бы испугаться, им нужно было это, чтобы снять какое-то напряжение; которым не хватало какого-то шага, чтобы прояснить бушевавшие между ними эмоции… Увидев, как храбрится юноша, ударяя себя кулаком в грудь и поднимая подбородок, как девушка опасливо и почти наигранно кривится от бездарно развешенных по стенам украшений, ведьма всё быстро поняла. Вернее, поняла, зачем её перенесло сюда.

- Как тебе роль купидона, Тенебрис? – тихо усмехнулась она, глядя прямо на своего избранника. Всем своим видом девушка показывала ему, что сейчас не время и не место для таинственного свечения, для левитации и любых других таинственных штук. Не место вне плана, который черта за чертой уже рождался в её сообразительной головке. – Школьники хотят испугаться. Вот с этим мы и должны помочь. – Никса помедлила, собирая на кончиках пальцев привычную тёмную материю, бережно придавая ей форму, наполняясь родной магией, которая на Пульвирии работала с перебоями и сдвигами по фазе. Всё шло хорошо. Пускай планетка была немагическая, и из воздуха волшебство черпать было нельзя, всё вокруг словно подталкивало вести себя свободно. Ничто больше не мешало… а рядом был тот, кого она по-настоящему любит. И кто, похоже, любит её.

Легкое движение руки, и тьма вокруг стала уже не рукотворной (занавешенные окна и чёрные ткани на стенах), а волшебной, осязаемой и ощутимой. Школьники замахали руками, стараясь прогнать её дым, закашлялись от внезапно ставшего очень тяжелым, душным и плотным воздуха. Вокруг стало холоднее.

+1

14

Купидона?! Вот ведь дурное заклинание, неужели во всей Магической Вселенной не нашлось более серьёзной проблемы, чем развлечение школьников? Но тем и интересны древние заклинания, они как окно в забытые времена с их особым мировосприятием. Тогда романтиков было больше. Тогда зажечь в двух сердцах огонёк было делом, достойным награды. И сейчас заклинание решило поручить двоим именно такое задание. Не только напугать, это было бы слишком просто. Напугать и дать юноше побыть героем, девушке - дамой в беде, а затем поддаться. Маленькое представление, разыгранное для двоих. Интересные были времена, возможно, нужно было больше внимания уделять истории магии и Магикса, многое бы встало на свои места. И не пришлось бы напрасно тратить время на обдумывание простых вещей. Планет много, цивилизаций, культур, но общего в них больше, чем может показаться. Купидон, значит. Пусть будет так.
- Принято, - ещё немного, и маг упадёт на пол. На момент пробуждения на складе он уже был без сил, а новые приключения энергии не добавляли. Остаётся надеяться только на возвратный эффект заклинания, награду за выполненную работу.

Со всей комнаты в центр начали собираться предметы в большую бесформенную кучу. Псионик скрылся в темноте и не дал себя заметить, когда под его волей оживали сброшенные на пол декорации. Всё "сползалось" к центру и уже стало напоминать... монстра? То ли медведя, то ли огромную собаку, собранную из хлама. Монстр скалился зубами из осколков посуды. Это самое простое, что сейчас смог придумать Тенебрис, чтобы выглядело страшно, но не принесло никому вреда. Чудовище вышло из густой темноты к тонкому лучу из незакрытой двери и школьники смогли его разглядеть. А рядом с ногой юноши, как будто случайно, оказалась деревянная палка. Скорее всего она предназначалась для пиньяты. Девушка сдавленно пискнула и прижалась сильнее к своему "защитнику", и у него теперь не было другого пути. Паренёк был не из отважных, да и ситуация необычна для немгической планеты настолько, что он испугался бы этого монстра даже увидев в фильме. Чудище скалилось и всем видом было готово напасть.
Ну же, давай... ты хочешь быть героем? Будь им! - мага выдавало тяжёлое дыхание, он с трудом поддерживал "ожившую" кучу декораций. В глазах начинало темнеть. Ещё никогда Тенебрис не был настолько слаб, чтобы не справиться с магической темнотой Никсы. Поле вокруг него уже настолько разрежено, что перестало ощущаться. Он совершил глупость, непростительную ни для своего возраста, ни для желающего захватить мир: отдал почти все силы ведьме, для сотворения заклинания, которое в пути до "дома" не конечное. Прошло ещё несколько секунд. Почему Никса не использовала пару своих стандартных кошмаров наяву? Экономит энергию? Разумно. Наконец, звук удара, затем ещё один. Парень наконец-то набрался смелости и ударил чудище. Монстр отступил, тряхнул ушибленной головой, но получил ещё один удар. Это достойно похвалы. Весь хлам посыпался обратно на пол. Рыцарь спас свою прекрасную принцессу.

Теперь настала очередь прекрасной принцессы спасать рыцаря. Точнее, самоназванной королевы спасать рогатого злодея. Звучит хуже, но проблема очевидна, ещё немного, и он потеряет сознание. Маг упёрся взглядом почерневших от тёмной магии глаз в потолок и даже не пытался отмахнуться от морока ведьмы. Делить надвое остатки сил снова - плохая идея, тогда их снова не хватит даже на простейший портал в пределах планеты. Если это не станет последним "приключением" Тенебриса, это даст ему очень важный урок. Давайте честно, кто умеет учиться на чужих ошибках или положительном опыте?

0

15

Монстр Тенебриса был просто прекрасен: Никса не могла не признать. Именно то, что было нужно немагической планетке: сопоставимость формы с уже известными в быту предметами, мало ненужной экзотики и реалистичности (иначе смелость в парнишке могла бы так и не проснуться), отсутствие атакующих способностей, чтобы не дай бог не ранить тех, кого, всё-таки, было нужно спасти. Идеально.

- Ты просто умница. – подумала Никса, прекрасно зная, что мысли её слышат, а самое главное – слушают… Вот только сама ведьма, как оказалось, была недостаточно внимательна. Пока она тончайшими из сенсоров прощупывала страх школьников, стараясь напитаться им, стараясь не раздуть пламя излишне ярко, но и не затушить крохотный огонёк агонии, пока она, торжествуя, наблюдала рождение тенебрисовой химеры, она… всё проспала.

Щелчок пальцами, и тёмный морок рассеялся. Любимый бездыханно пал на пыльный пол, спиной укладываясь на длинные белые волосы и кучу всякого хлама, что отлетала от искусственного чудища. Школьники радостно удалились восвояси. Девушка упала на колени перед своим магом и сощурилась, подавляя в себе подступившие было гнев и отчаяние. Она не была бы собой, если бы стала плакать, взывать к волшебнику, умолять его вернуться или умолять богов его вернуть. Она была Никсой. Сосредоточением прагматизма, расчётливости, зловредности, беспринципности и желания властвовать. Пусть плачут розовые феечки. Пусть.

Первым делом – пульс. Слабый, но есть. Дальше – магические потоки… угасли. Больше не расходится вокруг псионическая волна, не сотрясает воздух невидимой вибрацией. Ужаса не ощущается. Вообще ничего не ощущается. Тенебрис в отключке.

Ведьма шикнула и ударила кулаком по холодному полу, второй рукой укладывая мага на колени и прикрывая ему глаза. Заклинание действительно придало ей сил… Она бы без труда отправила их обоих домой, с лёгкостью бы открыла портал в самый тронный зал весперианского замка. Откупорила бы бутылочку с древним, как само это заклинание телепорта, вином с привкусом вишни… Если бы не это. Ведьма трезво понимала одно: либо она сейчас вкладывает всё, что может, чтобы из беспамятства любимого сделать ужаснейший кошмар, сон, неприятнее которого Тенебрис никогда не видел; либо бежит с поля невидимого сражения одна, восстанавливается и возвращается во всеоружии.

Ужас, в который Никса обратила бы покой псионика, превратил бы его обморок в сон, а из сна всегда легко можно вывести. Просто разбудить. Они оба – тёмные. Тёмное заклинание, если наложить его верно, скорее придаст магу сил. Подзарядит.

Была – не была.

Усмехаясь собственной сентиментальности, Никса прикоснулась вишнёвыми губами к холодному и бледному лбу мужчины, что покоился у неё в ногах.

- Прости.

+1

16

Как бы описать это состояние, в котором сейчас находится пара злодеев... представьте себя феей. Вы стоите в центре празднично украшенного торгового центра, вокруг огромная распродажа с невероятными скидками, всё блестит, светится, так и просится в руки. Но на счету всего два меджикпоинта, которых не хватит и на автобус до Алфеи. Придётся пока оставить мысли о захвате мира и задуматься о том, как бы целыми добраться хоть куда-нибудь. Это ж надо было так позорно отключиться! Ведьма будет припоминать это Тенебрису скорее всего ещё очень долго, использовать как универсальный аргумент, коих в её голове уже множество. Как и сюжетов для кошмара.

Сейчас Никса решила не следовать заготовленному сценарию. То ли не знала с какой стороны подойти, то ли хотела растревожить какой-нибудь старый забытый страх. Кто знает. Это первый раз, когда хозяйка кошмаров решила использовать свою главную способность против псионика. Раньше даже глубокие обиды не побуждали ведьму извести мужчину дурными снами. Поэтому сейчас она пытается "осмотреться" в голове мага, найти зацепку. А там как будто болото. В школе на Залторе обучают защищать свои мысли от вмешательства. Раз есть псионики, то среди них точно найдутся те, кто во зло попытается проникнуть другому в голову и что-нибудь там сломать. К сожалению или счастью, вместе с магом защита ослабла. Немного усилий и Никса получила контроль над сном. И сразу вложила в него столько ужаса, сколько могла.

Визуальный образ запаздывал. Пока состояние напоминало сонный паралич: ни пошевелиться, ни вздохнуть, только давящий на голову страх и темнота. Пространство вокруг начало светлеть. Размытые пятна обретали форму лиц, знакомых! Вспомнить бы, кто это. Юноши в капюшонах и обручах, совсем молодые псионики. Они уставились на Тенебриса с удивлением, а он в ответ не мог произнести ни слова. Хотелось отогнать их, хотя бы прервать этот разбирающий на части взгляд. Как удивление или восторг, но почему-то очень неприятный. Утомивший? Странное чувство.
- Нам сюда нельзя, ты знаешь? - осторожно предупредил первый, и дёрнул друга за рукав, - Пошли отсюда. Посмотрели и хватит.
- Да никто не узнает, давай в него заглянем. Или боишься? - второй был гораздо решительнее, пусть ещё и не понятно, что он собирался делать. Возвращается тот самый страх из темноты, уже более осознанный. Страх неизвестности и почему-то боли. Что ему могут сделать эти два сопляка? Почему никак не пошевелиться?
- Ладно, только давай спросим что-нибудь простое. Ответы к тесту?
И глаза у обоих засветились. Граничащий с паникой страх уже заставлял бесчувственное тело заворочаться. И ожидаемая боль не заставила ждать. Как операция без наркоза, Тенебрис чувствовал неумелое магическое вмешательство. Его заставляли дать ответ на непонятный вопрос пытками и не отступали. Придумать ответ и выдать за правильный? Не получается. Спящий дёрнулся снова. Он уже не пытался разобраться в ситуации, только искал способ как можно скорее прекратить это подобие допроса.
- Что здесь происходит?! Вы же расколете кристалл! - сквозь гудение в ушах прорвался женский крик. И всё встало на свои места.
Когда-то на первом курсе на Залторе говорили, что во всех псионических кристаллах есть душа. И каждый сеанс общения с ним это диалог двух разумных существ, уважительный и тактичный. И вот, с помощью этого кошмара Тенебрис узнал, каково это - быть расколотым от неумелого обращения кристаллом. И вспомнил того, кому пришла идея тайком пробраться в зал и попытаться без контроля учителей попрактиковаться в псионике. Это был он сам, очень много лет назад. Мага душит приступ гнева, ненависти к себе, желание немедленно убить мальчишку. И у кристалла была такая возможность. Почти разбитый, он сконцентрировался, намереваясь захватить любопытный разум и затащить внутрь, пока сетка трещин разбегается по граням. Они погибнут оба, ели можно так сказать. Маг уже раздвоенным разумом ощущал как о стол начали ударяться первые осколки. А потом вспышка и снова темнота.

Тенебрис открыл глаза. Ему понадобилось время чтобы снова обнаружить себя в своём теле и вспомнить, что было до этого. Ведьма. Какие странные у неё представления о помощи! Но... это сработало. Мужчина отдышался, сейчас ему было стыдно за собственный страх, но сил сердиться не было. Он улыбнулся.
- Ты поймала меня, - довольно, как после удачной тренировки. Маг смотрел на Никсу снизу вверх, - Становишься сильнее. Ещё немного, и я начну тебя бояться. Хочешь этого? - уже дружелюбно подразнивая девушку он поднялся и восстановил поле вокруг себя. План удался, осталось только найти способ вернуться.
- Планета немагическая, найти на ней чем пополнить силы будет непросто. Как насчёт страха? Слабая подпитка, но напугать местных можно практически чем угодно. Даже не обязательно собирать монстра снова.

+1

17

Никса напряжённо ждала, держа любимого в слабых бледных руках, обвивая ими его голову и внимательно вглядываясь в почти что белую кожу его лица. Каждое движение закрытых век, малейшее трепетание алебастровых ресниц и едва ощутимое холодное дыхание полураскрытых губ. Она не пропускала ничего, словно позабыв сейчас о своём троне королевы тьмы и матери тирании, словно отпустив всю ненависть, злобу и амбициозность. Из ночного кошмара Магикса ведьма превратилась в обычную влюблённую девушку, в героиню рыцарской баллады, которая готова была отдать всё за спасение всего лишь одной души.

Она знала, как действует это заклинание. Конечно же знала. Сначала её избранник увидит тьму, потом вспомнит нечто по-настоящему ужасное, усомнится в иллюзорности происходящего, испытает уколы совести и станет жалеть о том, что уже давно кануло в Лету… Обычные кошмары в виде образов и понятий, ощутимых и простых, как змеи, пауки, маньяки или даже война не помогли бы. Это не тот, не глубинный уровень страха. Не тот психологический инструмент, способный пробудить в душе её затаённые уязвимости, не тот, что может вытащить сознание из самой глубоко бездны, лишь бы оно проявило себя собой. В пауках и змеях, тараканах и даже драконах персонального мало. Душу будят только личные, глубоко зарытые кошмары и обиды.

Никса представляла, как будет больно, как будет тяжело. Она осознанно шла на этот риск и даже почти себя не винила, только… только смотрела полным надежды взглядом в закрытые веки и говорила себе: «Ты не заплачешь, Никса. Ты намного сильнее.»

Вот источник её ночных мечтаний зашевелился, дрогнули бледные веки, открылись алые зрачки под ними. Подступивший к горлу ком лишил ведьму дара речи, сердце её болезненно сжалось, и, не сдержав в себе такой наивной слабости, девушка позволила себе провести тыльной стороной ладони по лишённой загара щеке. Выражая глазами одновременно «извини», «люблю», «с возвращением» и «я рада», она сдавленно улыбалась, слегка щурясь. Всё получилось.

Никса всегда поражалась тому, как быстро её эмоции могут меняться, стоит рядом оказаться некоему магу-псионику. Никто больше не мог лишь парой фраз и слов вывести её из театрально-трагичного, возвышенно-поэтического, полного любви и печали, самопожертвования. Никто не мог столь же быстро пробудить в ней прежнюю лёгкую злодейскую ироничность и амбициозность, заставить будто бы плыть по невидимой волне, что вдохновляла всех оторв и бунтарей.

- Неплохо бы. – Никса искренне рассмеялась глубоко в душе, выражая это светлой и чистой улыбкой. – Может, ты хоть тогда станешь вести себя, как подобает. – Тенебрис вернулся, и Никса, такая, какая она есть, со всей своей гадостью и бескомпромиссностью, вернулась тоже.

- Вошёл во вкус?.. – поднявшись на ноги и стряхнув налетевшую пыль, она положила руку на талию, с ехидством глядя на мага. – Есть два пути. – добавила она, выдержав некоторую паузу, нужную ей как для театральности сказанного, так и для непродолжительного размышления. Она прекрасно знала, что её спутник понимал это. Видел, что так она просто тянула время, приходя в себя. – Первый длинный, но безопасный. Твой. Пугать подростков и копить силы медленно и осторожно. Он надёжен, но долог, и, не станем лукавить, даже скучен. – Ведьма ухмыльнулась и подошла к псионику на шаг, понижая голос и говоря тише, чуть ли не заговорчески-обольстительным (настроение было очень игривое) шёпотом. – А второй мой, безрассудный. Мы можем набраться нужного количества страха, страданий, отчаяния и разбитых надежд куда быстрее, за считанные минуты. Люди боятся огня, так давай устроим пожар?..  Пускай бегут не помня себя от страха, пускай кричат и плачут. Не того ли нам и надо?.. – девушка приняла бы любое решение её возлюбленного. Теперь, когда он вернулся к ней, она готова была на что угодно.

+1

18

Если бы псионик знал, что вместе с ним испытала Никса, то скорее всего пересмотрел к ней отношение. Он не заслуживает её ласки и заботы. Ведьма переживала сильнее мага во время кошмара, ловила каждое движение и не оставляла одного. Хотела спасти душу... которая не достойна спасения. Сказать "прогнившая" - промолчать, скорее изъеденная паразитами, подпорченная с разных сторон различными видами плесени и почти полностью поддавшаяся разложению. Как раз из тех душ, что отделившись от тела идут не на покой или наказание, а вырождаются в тупых агрессивных тварей, которых так любит Тенебрис. Возможно, ощущает с ними родство заранее. А кошмары - они ненастоящие, не стоит придавать большого значения тому, чем развлекает тебя подсознание. Проснулся, и всё сразу налаживается, прямо как сейчас, почти.
- Вот ещё, - маг подхватил ироничную интонацию Никсы, - Заскучаешь тогда, найдёшь кого-нибудь поинтереснее. Нет уж, я не люблю конкуренцию.
Ведьме льстит ревность псионика, особенно когда она выражается настолько безобидно. Это тоже такой своеобразный символ привязанности и даже любви. Иногда приводящий к бессмысленной жестокости, но не сейчас. Сейчас жестокость мотивированная, хоть и по другому поводу.

- Какие интересные варианты... - Тенебрис ещё раз осмотрел комнату и задумался. Оба пути хороши по-своему. Первый требует времени и терпения, второй может быть опасен и для самих злодеев, за день они растеряли много сил. А что, если взять от каждого плана только лучшую часть? - Но есть и третий, он состоит из твоего и моего. Назовём его "наш"?
В нём будет и огонь, и запугивание. Эффективность от этого возрастёт, увы, не сильно, зато так можно поправить себе настроение. Отомстить этому месту за то, что видело мага на полу и без сознания. Пусть горит ярко, красиво, но медленно.

Элементальная магия псионику давалась тяжело, да и в школе на Залторе преподавалась поверхностно. Разжечь и поддерживать целый пожар для него было невыполнимой задачей, но зажечь искру на обломке чего-то деревянного всё же смог. Вспоминая недобрыми мыслями своего старого учителя. В комнате сразу стало светлее, это заставляло щурить привыкшие к темноте глаза. Импровизированный факел лениво разгорался.
- Ваш выход, тёмная королева, - маг в поклоне передал Никсе источник будущего бедствия. Это не первый её пожар, не десятый, и точно не последний. Пусть начнёт его и увидит, что может быть страшнее обычного огня.

Как только пламя коснулось подходящего материала, оно перестало походить на обычное. Горячая плазма обретала знакомую форму - маленького огненного помощника. Это был, к сожалению, не он, но что-то очень похожее. И чем активнее распространяется пламя, тем крупнее, сильнее выглядит существо. Это уже не тот монстр, которым надо было напугать парочку, в нём нет больше ограничений, лишних осторожностей. Пора его выпускать.

Бесформенное чудовище из языков пламени рыскало по коридорам в поисках жертв, а его хозяева неторопливо следовали за ним. Своеобразный выгул агрессивного питомца без намордника. Лапы проседают, оставляя выгоревшие вмятины на полу, но не затухающие, а подпитывающие монстра. Пищей ему было всё воспламеняющееся. И вот, наконец, первая дверь. За ней уже начался переполох, запищала сирена, но как обычно в учебных заведениях её не восприняли всерьёз. Бесплотное нечто просочилось в щель под дверью и воздух наполнили крики. Маг почти не контролировал форму монстра, только отдельные части, от чего становилось только страшнее. Огненные демонические фигуры плясали вокруг людей, те не верили глазам. Второй, третий залы были охвачены необычным пожаром, а дальше в растревоженном паникой воздухе было не уловить. Уродливые гримасы насмехались над оцепеневшими, огненные птицы бросались на тех, кто пытался спорить с неконтролируемой стихией. Всё пространство вокруг заполнилось шумом. Треск, крики, звон разбитого стекла. А главное - этот драгоценный беззвучный шум, почти неощутимый для немагических существ.

Тенебрис чувствовал, как восстанавливаются силы. Даже сторонник сдержанных мер иногда ликует при виде радикальных. Это было то ещё развлечение, за завершением которого приходилось наблюдать уже снаружи. Вместе с энергией приходило странное спокойствие, как будто отобранное у тех, кто в здании. Мысли нарушало только одно: медальон. Нет, он не остался в огне. Псионик уже мог держать  магическое украшение в руке. Пока ведьма наслаждалась зрелищем катастрофы, маг разглядывал найденный артефакт.
Что-то мне подсказывает, что всё началось с тебя, безделушка.

0

19

- Наш, – с улыбкой тихо повторила Никса, кивая и не контролируя бьющую через край эйфорию от всего происходящего. Эти эмоции были нелогичны, неуместны, наиграны, избыточны, излишни и слишком наивны, но… они были настоящими, искренними и своими. Попробуйте сами чудом спасти от смерти самое дорогое во всём мире существо и по паре его простых, дежурных фраз понять, что всё вернулось на круги своя, что всё по-прежнему. Любовь убивает людей. Делает их слишком мягкими, сентиментальными, какими-то податливыми и аморфными, заставляя таять от каких-то слов, заставляя радоваться сущим мелочам и нерационально верить, мечтать. Строить розовые замки, так неподходящие нормальным уважающим себя злодеям, но что поделаешь.

- Благодарю. С превеликим удовольствием, мой король. - принимая из рук Тенебриса факел, она как могла изящнее опустилась в импровизированном реверансе и стала с каким-то сладостным упоением управляться с куском горящего дерева, будто с церемониальным жезлом или даже художественной кистью, выписывая на стенах, полу, потолке и самых разных предметах загадочные огненные узоры, будто бы сотканные из её собственной эйфории, а не только из элементального, первобытного и такого просто огня.

Никса, конечно, не была стихийной ведьмой. Она располагала материями более отвлечёнными, неощутимыми, но всё же распоряжаться огнём умела сносно. Получше своего спутника, что и заставляло тщеславную ведьму лишний раз чувствовать себя довольнее, нужнее, значимее. Каждый раз, грациозно отправляя пылающего зверя исследовать новое помещение, вызывая песнь воплей и ужаса, она делала это легко и игриво, нисколько не боясь, что пламя восстанет против своих коварных хозяев. Всё путешествие до выхода из школы казалось скорее неспешным променадом по морскому побережью или чарующему тонкой природной магией лесу. Ничто не угрожало, и сил с каждым мгновением только становилось больше. Ведьма ощущала, как через кончики пальцев возвращаются в тело потоки магических волн ужаса и темноты, как с каждым криком или суматошным паническим движением жертв в воздухе разливается негативная энергия, как она выстраивается в тонкие линии потоков и как вбирается её молодым телом, словно губкой.

На улице было ветрено, что только раззадоривало их ненасытное огненное чудовище, которое своим неплотным корпусом успело вобрать в себя практически всё здание, забираясь, будто когтями, в классы и кладовые. Из дверей, окон, запасных выходов посыпались, будто чёрные бисерины, маленькие люди, кричащие и не помнящие себя от ужаса. За ними было и ещё приятнее наблюдать с крыши соседнего здания, ведь теперь,  стоило написаться сил, левитация вернула себе статус простой и привычной магии, обыденности, вроде чистки зубов. Сотворить ночь теперь было так же просто, как встать на цыпочки, а обуять кого-нибудь страхом – словно попрыгать на одной ноге.

Конечно, она чувствовала, что тот самый амулет, который не давался ей в руки, близко. Она понимала, что в нём и есть причина их сегодняшних приключений, однако копаться в хитросплетениях взаимосвязей и предпосылок совершенно не хотелось. Всё хорошо, что хорошо кончается. Не лучше ли просто насладиться этим мигом абсолютного успеха и всеобъемлющей гармонии?

+1

20

Ведьма наслаждается видом догорающей школы. Есть в ней ещё что-то не наигравшееся, оно не пускало Никсу заниматься делами. Ещё бы, резкий переход от угнетающего бессилия к льющей через край энергии здорово поднимает настроение. Пусть развлекается. К виду догорающего здания добавилась суета пожарных служб, звук криков сменился на сирены, замигали экстренные огни. Вместе с непобеждённым огнём это смотрелось... празднично. Наблюдатели выбрали себе отличное место. Берег, скалы, и рядом море, если не океан. Почти стемнело. Осмотреться бы вокруг на пейзаж незнакомой планеты, но маг был увлечён изучением медальона. Даже пропустил осуждающий взгляд Никсы без слов говорящий что-то вроде "опять за своё". А с другой стороны - за чьё ж ещё?

Крупный медальон из зелёного камня, полый, зажатый в обрамление из золота, с гравировкой в виде букв С. D. с обратной стороны. В целом, не похож на украшение, слишком крупный и тяжёлый. Маятник? Возможно, вернёмся к этой версии позже. Маленькая дверца с трудом, но поддаётся. Заложенная в камень магия очень велика, но не может противостоять полному сил псионику. Кто-то очень постарался, чтобы медальон ни в коем случае не попал в плохие руки, даже немного жаль его стараний. Ещё чуть-чуть усилий, створку удерживает простое, но сильное заклятие.

Маг отшатнулся в сторону от ослепившей его яркой вспышки. Не огненной, но горячей. Только плотное телекинетическое поле вокруг медальона сдерживало сильнейший жар. Створки медальона скрывали маленький, идеально гладкий светящийся шарик. И, судя по всему, он служил скрытому предмету изоляцией. Тенебрис закрыл дверцу, не стал доставать миниатюрную находку. Очевидно, она по-своему опасна, а сильное защитное заклинание могло служить для изоляции этого шарика, чем бы он ни был.
Мы украли что-то очень важное, Никса. Важнее, чем думаем.
Это не светлая магия, не было в вырвавшейся волне ничего приторно-восторженного, эдакой высшей благодати. Не было и липких щупалец тьмы, уж это можно сказать наверняка. А ответ близко, точнее вокруг: земля, освещённая вспышкой, поросла густой травой поверх пожелтевшей старой. И что необычно, на ней не ощущался никакой магический след. Будто воздействовали не на неё. А на что?

- Никса, - псионик всё же решил прервать радость ведьмы, его посетила странная идея, которая требовала проверки, - Нам нужно попасть на пустую или мёртвую планету.
Тут ещё много всего интересного. На пути спасательных машин ещё не упало ни одно дерево, ещё можно было навестить соседний город. Но воронка портала звала в какое-то неприятное и холодное место. На безжизненный спутник с парой брошенных роботов-исследователей, на большой ненужный никому камень.
- Есть вероятность, что в медальоне живое ядро планеты. Посмотри. Оно обжигающе горячее, но не приносящее вред. Бесконечно сильное, но беспомощное без подходящей среды. Это может быть ядром нерождённой планеты, созданное искусственно или кто-то достаточно сильный вынул жизнь из какой-то существовавшей. И теперь оно у нас.

Если это в самом деле так, то все недавние (и даже стёршиеся из памяти) приключения были не напрасны. Любопытная вещь - запертая в медальоне жизнь. Как та, что когда-то украли у Домино, и планета моментально угасла. Или как ядро Зенита, без которого жизнь там станет невозможной. Интересная идея - вложить подобное в медальон и окружить защитными заклинаниями. Могут произойти страшные вещи, если он попадёт не в те руки.
- Если я ошибаюсь, мы вернёмся и доиграем. Если нет - там будут игры интереснее, - маг подал руку девушке, -Ещё никто кроме самого Дракона не видел рождения планеты. Что если нам повезёт?

Воронка затягивала в серовато-бежевую пустыню. Что если сегодня она оживёт?

+1


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » Abusus non tollit usum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC