Время в ролевой:
январь 7021 года
зимние каникулы
Место действия:
Волшебная Вселенная Магикс

Система: эпизодическая
Рейтинг: PG-13
Мы - единственная ныне функционирующая ролевая по замечательному мультсериалу Winx.

Наш проект был активным и имел популярность в 2009-2013 годах, сейчас пришло время вспомнить былое и перезапустить его. Приглашаем Вас вместе с нами доказать всем скептикам, что ролевые по Winx жили, живы и будут жить ещё очень долго.

WINX CLUB: Ritorno Della Storia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » В поход за Узами


В поход за Узами

Сообщений 21 страница 37 из 37

21

Они уже около пятнадцати минут сидели кучкой и радостно общались, ровно тем же составом, что и пришли сюда, только теперь к шести взрослым феям прибавилось еще шесть феечек пикси. Ее маленькую подругу звали Глим, она была пикси летней грозы. В общем шарахнуть молнией может за милую душу, еще и током потом биться будешь. Маленькая подруга сидела у нее на колене и болтала ножками, участвуя в оживленной беседе, пока сама Соната рассматривала творящееся вокруг. Маленькие жители, оставшиеся без своих связанных фей, выглядели грустными и подавленными.
- Даже жалко их. Такой облом…Может вы к нам в следующий раз? – легонько ткнула Глим пальцем в бок и кивнула на небольшие кучки утешающих друг друга маленьких феечек. – Нас там побольше будет…хотя тогда есть шанс, что деревенька опустеет. –весело улыбнулась, отдергивая палец от небольшого электрического заряда блондиночки. Вот ведь, кто бы знал, что ее пикси окажется блондинкой. Хотя у Арии девочка вообще с ярко-голубыми. Довольно неожиданно, если честно, но что поделать, как говорится, родню не выбирают.
-Да…грустно смотреть, но у них определенно будет свой шанс. Они могут и к Фатуму сходить в случае чего…-личико пикси вытянулось, и она хлопнула себя ладонью по лбу – Точно! Фатум! Вот жеж я шишка сосновая, совсем забыла! Сейчас я…! – выпалив все это малышка стрелой сорвалась с насиженного места и блеснув маленькой молнией скрылась в листве.
Прихватив из-за торопливости, пару маленьких веточек в прическу, Глим едва не вышибла дверь в дом Фатума. Затормозив об нее и создав некоторый грохот, феечка глубоко вздохнула, приводя в порядок дыхание и забарабанила по дверному полотну
-Фаааатум! Ты дома? Я знаю, что ты там! Открывай! Пошли скорее, там феи, вдруг они уходить соберутся? Там много фей, вдруг и ты себе найдешь кого-то? Ну же! – в звонком голосе погодной феи явно слышалось нетерпение и волнение, как же это, надо что бы все посмотрели, вдруг и да.

+1

22

Чем дольше Диаспро смотрела на происходящее, тем меньше оно ей нравилось. Казалось, вот сейчас, когда вся эта разноцветная чехарда вспышек, свечений, радостных возгласов и стонов разочарования закончится, она, наконец поймёт, что делать дальше. Успокоит кошек, чтобы не скребли на душе, сожмёт свои аристократические ладони в кулачки и устроит всем в округе настоящую эраклионскую тиранию, однако… Нет. Минута за минутой тревога, злость, грусть, разочарование и обида только росли и росли, и в какой-то момент времени принцесса больше не могла вынести этого позора, этого положения бедной родственницы. И бездарного проигрыша в схватке без противника.

Ну сколько можно, в конце-то концов!

Негромко рыкнув, она вскоре не выдержала и опустилась до такого неблагородного возмущения на повышенных тонах… хотя, может, и благородного. Дворцовый церемониал не допускал такого поведения, но вот высокородное происхождение же, в свою очередь, также не допускало молчания и бездействия. Когда твой отец фактически владеет одним из самых влиятельных королевств в Магической Вселенной, когда ты сама на карманные деньги могла бы выкупить всю эту Алфею и построить на месте деревушки Пикси бутик модной одежды, сам бог велел рвать и метать. По статусу положено.

- Директриса Фарагонда! Мисс! – исступлённо обратилась Диаспро к старшей по возрасту и положению. – Я читала, что абсолютно все феи могут отыскать Узы, соединиться ими с пикси! Все, все до единой!.. Так почему я ничего не чувствую?! Почему у меня никого нет?.. – скрестив руки на груди, она злобно оглядела всех собравшихся, всё же несколько побаиваясь ссориться с самой директрисой и умеряя свой пыл, прикрывая его наигранной заботой об окружающих. – Вы только взгляните! – она обвела рукой группу фей, что меланхолично или даже не без пессимизма стояли в сторонке от праздника жизни более удачливых соучениц и тоже были не очень довольны ситуацией. – Многие из нас остались ни с чем! Почему не получается отыскать Узы? Что я делаю не так?!
- Возможно, ваши пикси ещё не родились на свет. Возможно, они находятся где-то в другом месте, а, возможно, вы их и не встретите никогда.
- Что значит «никогда»?!
- Наш мир крайне непредсказуем, моя дорогая… – уклончиво и даже с какой-то иронией ответила Фарагонда. По её тону нельзя было точно разобрать, злится ли она, опечалена ли, смеётся ил над несчастьем других, безразлично ли ей всё происходящее. Она только легко и вежливо улыбалась, а глаза её гордо смотрели вперёд.

Цокнув, Диаспро отвернулась на высоких каблуках, понимая, что больше ничего здесь не добьётся.  О чём было говорить с той, что глубоко наплевать на то, как важно было для Диа обрести Узы?.. И не только чтобы стать сильнее. Стыдно было признаваться, но принцесса прекрасно отдавала себе отчёт в том, что не отказалась бы и просто обрести родственную душу, даже если она будет маленьким и пискливым созданием.

Вернувшись поближе к самой деревушке и застав несколько расстроенных пикси, беседовавших между собой где-то среди травы, внизу, у крошечного фонтана, фея драгоценных камней не без стали в голосе к ним обратилась. – Скажите мне, сегодня на площадь выходили все пикси поселения? Вас так мало? Где можно найти другие деревни? Как вы рождаетесь? Как часто? У вас есть какой-нибудь список? Перепись населения? – вопросы сыпались один за другим, жестко, как на допросе воришки или убийцы, без вкрадчивости, но со жгучим желанием стереть в порошок любого, кто виноват в случившемся.

0

23

Происходящая вокруг ситуация стала постепенно не то чтобы раздражать, а скорее даже немного утомлять. По крайне мере хотя бы постоянные вспышки и взрывы радостных эмоций от образовавшихся уз постепенно стали утихать, пока не исчезли вовсе. С этого момента окружающие разделились на два лагеря: довольных счастливиц, которым в этот день повернулась удача и неудачниц чье везение, увы оказалось немного меньше. Кто-то из них откровенно выражал свое недовольство случившимся, кто-то чуть не плакал, кто-то пытался всем своим видом изобразить безразличие мол проживем и без ваших пикси. Кому же можно было отнести саму себя Марьяна не знала, в категорию победителей в этом неожиданном соревновании: найди свои узы, фея не могла попасть по ряду причин, главной из которых было собственно отсутствие у девушки той самой родственной души в лице маленького существа со сверкающими крыльями. Рыдать от бессилия или закатывать истерики не хотелось, впрочем как и огрызаться на возможных собеседников, впрочем их все равно не наблюдалось и вряд ли все должно было изменится в ближайшие минуты. Отчего девушке оставалось лишь молча подпирать спиной дерево, пока кончики пальцев перебирали шерсть на голове сидящего рядом пса.
Марья перевела взгляд на госпожу Фарагонду, попутно скользнув невидящим взором по небольшим группам фей, в надежде что директриса, если к ней обратиться, разрешит вернуться в Алфею пораньше всем тем, присутствие которых на этом празднике жизни было как минимум лишним. Осталось лишь выбрать подходящий момент. Люди не идеальны, даже светлые и добрые феи, как бы не пытались доказать обратное, и подобная несправедливость в глазах лишенных уз вызовет в душе у девушек отнюдь не радостные эмоции, ведь по их мнению они ни чем не хуже своих сокурсниц, но почему-то повезло другим. "Чтож... жизнь вообще не справедливая штука..." Мелькнуло в мыслях, пока до слуха темноволосой доносились отголоски диалога между Фарагондой и Диаспро, удивительно, но какое-то безразличие последней неожиданно сменилось просто взрывом вопросов и какого-то негодования. Судя по поведению принцессы, эта экскурсия и возможные узы были очень для нее важны, иначе как объяснить тот факт что она явно потеряла все свое хладнокровие. Директриса же наоборот источала вокруг себя просто какую-то гармонию с миром и вселенское спокойствие. Наверно именно поэтому неожиданно прозвучавший  грохот заставил резко повернуть голову в сторону источника шума, но увы, Марьяна успела заметить лишь колыхнувшие словно от порыва ветра ветки. "Показалось?"
Принцесса же тем временем решила не останавливаться на достигнутом и теперь просто засыпала своими вопросами небольшую группу пикси, даже некоторые из учениц стали с интересом прислушиваться. Похоже их весьма интересовали будущие ответы, вот только никто из них не решился поступить также. Зато теперь они могли получить все на блюдечке, если займут удобные для подслушивания позиции. Пожалуй, можно было воспользоваться моментом и... сбежать, вот только... Тон с которым говорила Диаспро мог заставит поежится даже бывалых воинов, чего уж ждать от маленьких существ, которые и так находились в не слишком радостных чувствах. "Ее бы в разведку..." Марьяна вздохнула, сделала несколько шагов в сторону директрисы на чистом упрямстве, встретилась с ней взглядом, попыталась безуспешно затолкать нежданно проснувшуюся совесть, мысленно простонала, развернулась на 180 градусов и нехотя подошла к группе пикси и одной высокой фее. Верный пес тенью проследовал за ней, но все равно было немного... страшно?
- Добрый день, - прозвучал тихий голос, теперь главное не замолкнуть прямо на середине, - простите за столь мм..."Грубое?"резкое начало разговора. Можете ли вы, пожалуйста,"Вежливость, главное, вежливость" ответить на прозвучавшие вопросы, если они не касаются запретных для разглашения тем? - Марьяна попыталась улыбнутся маленьким существам в надежде, что ее слова хоть немного смягчили озвученные ранее слова. Правда еще оставалась стоявшая примерно в метре от нее Диаспро и непонятно как именно отреагирует принцесса на ее действия. "Может быть зря я в это вмешалась?"

+1

24

Если хочешь, Соната, можешь поотвечать здесь за Глим, чтобы было интереснее))

Мальчишка, до сих пор нетерпеливо выжидающий на собственной кровати, встрепенулся от громкого шума, грохота крохотных кулачков о деревянную дверь. Будто карманный смерч, тайфун выпустили на прогулку. Вещи, конечно, не стали ходить ходуном. Чернильницы не задребезжали, вся миниатюрная утварь осталась на месте, и лишь столб пыли взметнулся у порога, однако этой лёгкой встряски было более чем достаточно. Фатум ликовал. В порыве радости он соскочил с кровати, подлетел невысоко на хрустальных крылышках (чтобы не задеть потолок), словно малое дитя, обернулся вокруг своей оси, издавая мелодичный звон и вскидывая ладони к потолку.

Ура!

- Глим, это ты? Сейчас открою двери. – пикси подлетел ко входу в свой домишко и легко снял крючок с навесного замка. Большего уровня защиты в их мирном селении и не требовалось. Всё же все были добрыми и чаще всего – честными.
- Что нужно феям в этот солнца час? – на самом деле, Фатум догадывался, что происходит. Вернее, знал, о чём его спросят, однако точность не была его коньком. К тому же не все знали столько же, сколько сам провидец, и следовало соблюдать церемониал, не разглашая ничего раньше времени. Тем более, что не очень-то и хотелось летать к такой толпе народа и выслушивать жалобы принцессы.
- Не надо так шуметь: все разбегутся звери,
И отыскать их станет вызовом для нас.
– глядя на девочку, без лишней назидательности спокойно молвил мальчишка, запуская соседку по деревне в свой домик и стараясь привести колотящее о рёбра сердце в порядок, выдохнуть и собраться.

- Не торопись, прошу, мы всё ещё успеем
Ведь наши гости не ушли домой.
И та, кто весь этот поход затеял,
Дождётся непременно нас с тобой.
– добавил он чуть позже, когда Глим объяснила ему причину своего визита и когда сумел несколько прийти в себя. Он кивнул своей маленькой собеседнице и неловко отвёл взгляд, покрываясь румянцем и слегка дрожа.

- Скажи мне только, как оно, с Сонатой?
Хочу познать очарованье уз…
Я чувствам не знаток, не соглядатай
И, право, неизвестного боюсь…
- он знал, что от слов пикси летней грозы ему должно стать спокойнее, что на сердце прибавится уверенности. Так оно и вышло. Она была восторженна, влюблена, буквально сияла от счастья. Фатум слегка улыбнулся.

- Но что же, ладно, твоя правда, скоро
Всё разрешится к лучшему для всех.
Пойдём, я феям нужное открою
И буду верить, что нас ждёт успех…
- звеня крылышками, Фатум вылетел из своего домика в компании ликующей Глим. Сердце снова забилось сильнее.

0

25

Здесь за Глим и получится, только маску ставить не буду, возиться не хочу Х)

Как только дверка открылась, маленькая молния ворвалась в помещение, чуток прокручивая парнишку вокруг своей оси.
- Что нужно? И ты еще спрашиваешь? Они пришли искать своих Пикси! Уж тебе ли не знать! – в звонком голове проскользнуло возмущение, мол ты же и сам все знаешь, зачем тратишь время на вопросы, на которые не нужны ответы. Состояние Фатума не укрылось от юркой блондиночки
- Бааа…Фатум, да ты волнуешься! – разумеется она вняла просьбе не шуметь лишь от части, ее голос стал всего на пару тонов тише, но все еще был громким. Пожалуй, она слишком привыкла к тому, что этот длинноволосый юноша зачастую спокойный и в чем-то даже флегматичный, так что подобное его поведение оказалось сюрпризом.
- Как оно с Сонатой? Оно…-прижав ручки к груди и закружилась вокруг своей оси, звеня крылышками – Знаешь…-взяла за руки и заглянула в глаза – я бы повторила это еще сто тыщ раз, настолько это прекрасно. – голубые глаза возбуждено блестели. Светло улыбнувшись, Глим потянула Фатума к двери – Ну же…пойдем….
Когда они наконец вышли из дома, Глим действительно ликовала. Любое промедление она считала недопустимым и сейчас надоедливой мухой носилась вокруг провидца, сопровождая все это звоном крылышек. Вместе с ним она опустилась к о чем-то спрашивающим у других их собратьев феям и опустилась на плечо стоящей рядом Соны.
***
Происходящее рядом с поселением и в общем-то не далеко от места их посиделок привлекло внимание Сонаты и не на шутку ее заинтересовало. Диаспро наехала, а именно так это для нее выглядело со стороны, с кучей вопросов на небольшую компанию расстроенных феечек. Малыши явно не ожидали такого напора, но к ним уже подоспела Марьяна, кажется вклиниваясь и стараясь решить ситуацию более мирным путем. Поднявшись, все равно Глим пока где-то летает, Сона заинтересованно подошла поближе. Обсуждаемый вопрос оказался весьма любопытным, все таки некоторые ее подруги так же остались или могли остаться без пикси и данная информация могла пригодиться им тоже.

+1

26

Диаспро была не очень-то рада невразумительному ответу допрашиваемых пикси, вернее — его тотальному отсутствию. Привыкшая всегда получать то, что ей хочется, причём сразу и сполна, она была в крайней степени рассержена и разочарована всей этой затеей с пикси, с их Поселением, с Алфеей и вообще со всем на свете. Янтарными глазами буря в маленьких и невинных, по сути своей, созданиях дырку, она мысленно закипала, будто электрочайник.

Сзади послышался вкрадчивый и незнакомый голос, кто-то наклонился, шурша юбками и создавая разреженный воздушный поток. Сам бог велел сейчас обернуться назад и узнать, кто же решил вмешаться в момент её, Диаспро, общения с этими гадкими и этими непокорными маленькими существами. Кто посмел её перебить и вмешаться.
Выпрямившись, оглянувшись и мельком глянув на красивую девушку, она сразу же поймала взглядом её всю, с ног до головы, пускай сама того и не желая. Обзор захватил картинку целиком, весь пейзаж в целом, выцепляя не только хрупкую фигурку темноволосой феи, но и луг, деревья, других учениц, и… собак.

Сердце белокурой принцессы пропустило удар, она едва не подавилась воздухом, когда тонкая собачья морда уставилась на неё ненастоящими глазами снизу наверх, когда она, ужасная псина, встретилась с ней своим тяжёлым, своим жутким и ненормальным (по мнению самой Диа, конечно же) взглядом.

Засосало под ложечкой. Душа ушла в пятки.

Этот страх, он уже очень давно был сильнее её. Давно подчинял себе всё её тело, все благородные и не очень мысли, вызывая желание только бежать куда-нибудь, только искать спасения и прятаться. Она была сама не своя, длинные стройные ноги её дрожали, шатались привычные каблуки. Она хотела ринуться прочь, но не могла. Она лишь зависла, застыла, замерла. Сердце её колотилось как бешеное, принцесса часто и быстро дышала, не двигаясь с места.

Её охватила тихая паника. Она не могла думать, не могла решать. Могла только стоять и бояться.

Как унизительно.

0

27

Партизаны молчали. Бледнели, тряслись, уходили несознанку и явно не были готовы к продуктивному диалогу. Лишь вцепились друг в дружку мертвой хваткой и после слов Марьяны смогли пролепетать нечто похожее на: мы не знаем, причем кому именно принадлежала сия фраза так и осталось для темноволосой неизвестным. Странно, что-то в поведении этих малышей, одеяние одной из которых даже чем-то напоминало ползунки, казалось ей знакомым. Нет, в самом инстинкте кучковаться вместе и держаться друг за дружку когда страшно не было ничего необычного, обычное явление, те же дети бегут к взрослому или цепляются в своего ровесника. "Дети... дети... Точно!" Когда осознание, наконец, дошло до выпускницы, фея посмотрела на малышей уже совсем другим взглядом. Не просто так у нее возникла ассоциация с детским садом, когда группа учениц еще только дошла до деревушки. Несмотря на наличие отдельных домиков и в целом самостоятельной жизни практически с рождения, пикси по своему поведению ничем не отличались от обычных малышей, отсюда же потрясающая наивность, непосредственность и многое другое. Не могут ли пикси искать фею, связанную с ними узами из-за простого детского желания иметь рядом своего взрослого? Пока же поведение жителей деревушки и взгляды одной небольшой группы отчетливой показывали: подобная теория вполне возможна. Значит, первым делом нужно хоть немного успокоить ребятню, а лучше отвлечь их чем-нибудь. Слава богу, возможности позволяли.
- Все хорошо, не стоит бояться. - Все же решила произнести Марья, прежде чем под внимательными взглядами соединила ладони, а после с хитрым прищуром раскрыла их, позволяя увидеть раскрытый бутон лотоса. Дунула на него, заставляя лепестки цветка разлететься, превращаясь в новые бутоны, которые тут же стали летать вокруг пикси, еще одним взмахом руки добавила к ним миниатюрным бабочек, словно сотканных из света и только после этого вспомнила о том, что до сих пор не слышала ни единого звука со стороны принцессы. Подозрительно. Благо малышня уже отвлеклась и теперь можно было встретиться с предполагаемым драконом, вот только вместо готовящейся рвать и метать светловолосой девушки, взгляд наткнулся на отчего-то перепуганную девицу, неотрывно смотрящую на... добермана. Марьяна удивленно приподняла брови, после чего непонимающе нахмурилась и посмотрела на своего четвероногого друга, потом на Диаспро и так несколько раз, прежде чем до нее дошла вся абсурдность ситуации. По иронии судьбы теперь уже сама принцесса попала в число боящихся, тогда как пикси уже и думать забыли о недавнем допросе.
- Это просто иллюзия, - говорить о том, что не стоит бояться ее любимого песика Марья посчитала излишним, неизвестно как отреагирует на это девушка, - он абсолютно безвреден. - В качестве подтверждения фея махнула рукой, создавая иллюзию сидящего в паре метров черного добермана. Пес с совершенно индифферентным выражением морды встал на задние лапы, прошел туда сюда и сел на землю. Марьяна, конечно, слукавила относительно безвредности своих иллюзий, но вот этот: конкретный представитель и правда был совершенно безопасен.

+1

28

я просто обожаю эти стихи!

Фатум стремглав вылетел на полянку вслед за неугомонной Глим. Он был на себя не похож, сгорая от нетерпения и всё сильнее ощущая, как что-то переворачивается в груди, как что-то пульсирует между ключиц. Едва окинув собравшуюся толпу пикси и тройку взрослых фей взглядом, он быстро разглядел в толпе желанные и давно знакомые из видений чёрные волосы, заметил в воздухе остатки иллюзорного волшебства, что всё же веселил народ, обратил внимание на уже таких родных доберманов… Пикси опустился ниже, медленно и осторожно подлетая к своей фее ещё до того, как в самом деле ощутил её своей.

Вот она подняла взгляд на что-то звенящее и мельтешащее впереди неё, вот в её зрачках разлился яркий блеск, вот сердце Фатума замерло на мгновение, и вот он ощутил приятное тепло сразу по всей поверхности кожи. Его крохотное тельце засветилось, заискрилось, начало мерцать, как будто бы обезумевшая от поглотившего её счастья душа вырвалась наружу, заключая мальчишку в свой ликующий кокон. Ажурные крылышки затрепетали в разы быстрее, бледную кожу залил лёгкий румянец, а сердце наполнилось непереносимой нежностью. Дышать становилось всё труднее.

Подлетев к фее на расстояние вытянутой руки и зависнув воздухе напротив её лица, мальчишка стал быстро и сбивчиво, сам себя не контролируя, говорить то, что так давно мечтал произнести. Он улыбался, смеялся, иногда рукоплескал и жестикулировал, большие глаза искрились эйфорией, а незримая магия пророчеств, казалось, разносилась по ветру, будто духи. Энергии было слишком уж много. Она переливалась через край.

Марьяна, моё имя Фатум.
Я пикси рока и судьбы.
Лишь только встретил тебя взглядом
И понял, предо мною ты!..
Нам суждено было столкнуться
И я не мог тому мешать!
Не мог о скрытом заикнуться,
Не мог на сроки повлиять!..
Я ждал тебя зимой и летом,
Ждал долго, не считая дни
Ты так прекрасна в платье этом!
К тебе подарок есть... Возьми!
– не прерывая свой монолог и на секунду, мальчишка только теперь отвернулся на миг, выуживая откуда-то из-за пазухи бережно написанный и подготовленный свиток длиной с пару спичек. Он протянул его Марьяне на открытой ладони и смущенно продолжил, отводя взгляд вниз.

Я посмотрел немного фактов
Узнал черты земных актрис…
Судьба - шутливый злобный автор,
Если смотреть из-за кулис.
У Одри жил малыш из леса,
Монро держала трёх собак,
Грейс Келли - милая принцесса.
Мне кажется, в том виден знак.
Ты очень сильно схожа с ними,
Полна величия, манер...
Мечтаешь мыслями одними
И правильный берёшь пример.
– встретившись с прекрасной собеседницей счастливым, пускай и стеснительным взглядом, он нежно улыбнулся. Весь его облик был полон любви и обожания.

Прости, должно быть, я болтливый
Но так давно хотел поговорить…
- он снова потупился и вздохнул, когда краем глаза заметил всё нараставшее нетерпение фей вокруг. Его монолог в самом деле затянулся.
Принцессы столь нетерпеливы...
Я должен что-то прояснить...
– он снова виновато глянул на Марьяну, после чего быстро подлетел к белокурой взвинченной Диаспро, зависая в воздухе теперь уже перед её лицом. Пикси говорил с феей спокойно, даже как-то наставнически. Успокаивающе и без капли страха. Он знал намного больше остальных и понимал, что его взбалмошная и капризная, высокомерная и чванливая собеседница тоже достойна уважения и похвалы.

Ваш пикси есть, но он сейчас не с нами
Он сторонится лишней суеты.
Ноэль умен, спокоен, своенравен,
Предпочитает жизнь вдали вести.
Вы встретитесь, но не сейчас, нескоро.
Сначала пусть пройдёт концерт
Будьте смелее, не лишась задора
И не страшитесь, побеждая смерть…
Грядут большие перемены,
И ваша роль в них не мала.
Так не ищите всем замены
И не желайте людям зла!
– кивнув ей и отвесив вежливый поклон, он переместился к розововолосой фее-певице, говоря с ней чуть более открыто и весело, пускай и по-прежнему с лёгкой отстранённостью. Все эти феи были для него, по сути, никем. Малыш просто хотел поскорее от них избавиться.

Соната, пикси, поздравляю
Теперь я знаю цену уз
На сцене миг вам будет  раем!
Вас ждёт счастливейший союз!
– улыбнувшись ошарашенным его прогнозам феям ещё раз, он флегматично подытожил…

Надеюсь, всё, и нет вопросов.
Я слишком сильно отвлечен
И не хочу давать прогнозов…
О важном, глупом, ни о чем!..
Я рассказал о самом важном.
Все прочее уже вода.
Грядущее не так уж страшно,
Не нужно прятаться в кустах!..
– менторским тоном утвердив последнее, он вернулся поближе к Марьяне. Больше никто здесь ему не был интересен.

Сердце билось, как у воробушка. Хорошо хоть, каждое из произнесённых сейчас слов он заготовил заранее. А то было бы худо.

Отредактировано Фатум (2018-10-27 17:20:27)

+1

29

Развитие событий было в меру стремительным и не в меру неожиданным. Кто бы мог предположить, что принцесса Диаспро боится собак? Нет, у всех конечно есть свои страхи, и боязнь собак из них не самый худший, но все-таки это было как-то очень внезапно. Тем не менее теперь холодная и неприступная Диа приобрела куда больше человеческих черт, чем ранее. Не уверенная, что это будет воспринято правильнее, но движимая желанием приободрить и отвлечь, Соната подошла ближе к Диаспро и мягко положила ладошку на ее локоть, отвлекая от собак внимание на себя.
-Марьяна, я думаю будет лучше, если ты все же уберешь собачек. Они милые и послушные, но думаю ей сейчас не до этого. Когда ты чем-то напуган, тебе нет дела, насколько оно милое и пушистое. – тепло улыбнулась черноволосой и ненавязчиво погладила Диаспро по локтю, обращаясь к ней:
- Дыши глубже и медленнее, сейчас все закончится. Хочешь водички? Лучше, наверное, горячего чая. – качнула головой и отвернувшись крикнула куда-то назад. – Ло! Принеси пожалуйста термос! – после чего снова вернулась к происходящему здесь и сейчас. Внезапное выступление Фатума заставило ее замолчать и навострить уши. Что удивительно, очередь дошла и до нее и прозвучавшие слова…не сказали практически ничего, кроме того, что ей повезет на сцене. Но при этом они заронили зернышко раздумий в почву разума.
-С-спасибо…-удивление на личике было настолько сильно прописано, что севшая на плечо Глим даже хихикнула, ударяя феечку слабым разрядом тока, что бы она отвисла.
- Ауч, Глим, осторожнее, я же так когда-нибудь стану к себе все молнии притягивать. – в пол голоса заворчала розоволосая, яростно растирая место удара током.

+1

30

Спасибо за ожидание (2)

Ужасно было стоять, не в силах двинуться, словно пустоголовое изваяние, словно безвольная марионетка, ожидающая позволения своего незримого господина. Лишиться всяческих сил и самообладания. Стоять, как дура. Как полная дура. Стоять и молчать. Стоять и смотреть на собаку, которая и настоящей-то не была...

Конечно, ужасно. Но куда ужаснее было иное. Ужаснее было стать центром всеобщей заботы, страдающей бедняжечкой, которую стоило лелеять и с которой стоило возиться. Быть слабачкой, которой стараются утереть сопельки, быть истуканчиком, которому вот-вот поднесут в лапках чаёчек в термосе, пледиком укроют, лишь бы он не плакал, лишь бы не истерил. Вот, что было ужасно.

О какой такой репутации могла вообще пойти речь? Какой такой образ властной и успешной леди можно создать теперь, когда дюжина фей и не меньше феечек видели её такой, видели её слабой и безвольной? Мало того, что не сумела найти себе пикси, так ещё и выставила себя полнейшей неудачницей перед всеми, облажалась как никогда. Молодец, Диаспро.

- Спасибо, не нужно. - Тихо вымолвила девушка до ужасного печальным тоном, когда иллюзорные собаки уже не тревожили её душу и не попадали в поле зрения. "Вообще ничего мне от вас не нужно! Оставьте меня в покое!" Девушка изобразила подобие улыбки, такой дежурной и привычной тем, кто вырос во дворце, девушка стиснула зубы и стала будить в себе силы. Девушка начинала злиться, виртуозно преобразовывая один вид негатива в другой, грусть в злость, обиду в негодование, сожаления в обвинения. Постепенно разогреваясь и закипая, она не могла не радоваться невесть откуда взявшемуся пикси-мальчишке, который, мало того, что отвлёк от неё хозяйку гадких собак, так ещё и напомнил своей этой светящейся эйфорией об Узах и о том, как зачастую несправедливо поступает судьба. Один только вид этого воссоединения и один только стихотворный лепет пикси помогал злиться. А злиться было привычнее, чем грустить.

Но малыш оказался хитрее... Или просто удачливее. Принимая во внимание его дар, трудно сказать, специально ли он сделал так, чтобы горечь принцессы снова не нашла выхода наружу. Предупредив её яростный взрыв, он заговорил именно с ней, Диаспро, в странно-успокаивающем ключе вываливая один за другим странные факты и убеждая, что всё хорошее будет, но впереди.

Будучи по природе своей не слишком-то легковерной, фея, конечно, не умела вот так наивно и просто поддаваться на уговоры абы кого, а особенно - писклявого мальчонки, дай бог достающего ростиком до икры принцессы, но всё-таки. Всё-таки было что-то в его манере говорить, держаться и убеждать. Было что-то, заставляющее слушать Фатума, не перебивая. Было что-то, что заставляло приоткрыть рот от удивления и внимательно ловить каждое слово маленького волшебника, а особенно - его финальный аккорд, лишний раз подчеркивающий такое нелепое ментальное превосходство пикси над взрослыми, его незримую власть над происходящим.

От переизбытка бушевавших внутри эмоций Диаспро не знала, куда ей деться. Испуг, грусть, злость, удивление и надежда наслаивались друг на друга, и трудно было настроиться на что-то одно.

- Моего пикси... Зовут Ноэль? - переспросила принцесса, едва отойдя от лёгкого шока. Но что-то ей подсказывало, что малыш не ответит.

0

31

Казалось бы, ничто не предвещало беды, стоявшие неподалеку феи даже не обратили никакого внимания на сотканного практически из воздуха очередного добермана как и на слова самой Марьяны, благо девушка говорила достаточно тихо, обращаясь лишь к одному конкретному человеку. Поэтому, если им повезет, никто не обратит внимание на состояние светловолосой принцессы, благо та не билась в истерике, не заламывала руки, а просто замерла, если не приглядываться и не поймешь, какие же эмоции бушевали в ее душе, но... но... Все полетело под откос.
Марьяна слушала ласковый и будто понимающий голос обратившейся к ней Сонаты и понимала, что не может сделать ничего: ни развеять иллюзорных доберманов, ни остановить надвигающуюся катастрофу. "Плохо, плохо, плохо..." Паника надвигалась медленно, но неумолимо, замораживая внутри волной страха с каждым новым заинтересованным взглядом, поворотом головы, вздохом как будто перед атакой. О да, она знала эти выражения, мелькающие на лицах некоторых из учениц всего лишь на мгновенье, но отчетливо распознаваемые той, кому пришлось услышать немало далеко не лестных фраз в свой адрес. Здесь было и злорадство от неожиданно открывшихся фактов, и довольные усмешки от унижения, которое наверняка должна была испытывать Диаспро, ведь она как никак принцесса: они должны быть не только лучшими во всем, но и тщательно скрывать от других свои слабости, а еще зеленоглазая ощущала словно тонкий аромат предвкушения, практически неуловимый, но невесомым флером летающим всегда, когда гиены собираются напасть на свою жертву. Тот редкий момент, когда феи решают показать свою темную сторону, а может просто свое истинное отношение к другому человеку.
Однако все этого можно было бы избежать, если бы... если бы... Очень много различных если, одним из которых было: если бы Марья не решила по привычке наколдовать своего четвероного друга. Приди Диаспро к такому же выводу, то... "Она не простит..." Обреченно подумала девушка, грустно усмехнувшись. Чтож... ей не привыкать к ненависти или негативу в свою сторону, в конце концов одной феей больше, одной меньше, какая разница. "Правда, ну ведь не надеялась же с ней подружиться, так чего расстраиваться." Многозначительно хмыкнув, ведь до сих пор вся эта прогулка вполне оправдывала возложенные на нее весьма пессимистические ожидания, Марьяна все же позволила себе короткий взгляд в сторону светловолосой. Она будто больше не боялась, а... злилась? Это могло вызвать проблемы и причем нешуточные, учитывая высокое положение, которое Диаспро занимала в обществе, однако выпускницу не тянуло сбежать отсюда до взрыва, скорее ей было... весело? Пожалуй, именно так. Промерзлый холод таял, вызвав в душе какое-то странное ликование. До чего же все необычно. Фея хмыкнула, покачала головой и уже хотела было развернуться и уйти обратно в Алфею, когда ее неожиданно заинтересовал звон крохотных крыльев, приближающихся все ближе и ближе. Источник звука явно направлялся в их сторону. "Ну надо же, неужели сейчас как в какой-либо пьесе перед нами возникнет пикси, которому судьбой уготовано связать себя узами с принцессой..." Подумалось вдруг. Марьяна совершенно спокойно подняла голову, внутренне приготовившись воочию наблюдать еще одно радостное воссоединение с кем угодно кроме нее, после чего удивленно застыла. Глаза малыша цвета фиалок показались вдруг теми самыми, давно любимыми, родными и желанными, в сердце словно расцвела сверхновая, посылая по всему телу огромную волну тепла и искрящейся пузырьками шампанского разливающейся вокруг магии. Эмоции бушевали и хотелось просто сделать шаг и прижать к себе маленького кроху, наплевав на все остальное вокруг. Оберегать и заботиться об этом маленьком джентльмене стихами пытающийся рассказать ей будто бы про все и сразу. Не верилось и при этом хотелось нестерпимо поверить в то что она теперь не одна, что все эти годы совсем рядом жило самое близкое ей существо, а она даже не подозревала об этом. Тело совершенно не слушалось, горло сдавило, голос совершенно пропал и Марья смогла лишь благодарно кивнуть, осторожно беря в руки крохотный подарок. Дотронуться же до самого пикси зеленоглазая не осмелилась, ей было страшно, казалось, Фатум вспыхнет и рассыплется множеством искорок стоит лишь протянуть к нему руку.
- Фатум..., - из горла вылетел лишь еле слышный хрип, ноги подкосились и девушка просто осела на землю, вцепившись в родного добермана как за последнюю соломинку способную удержать ее в этой реальности. Пикси, у нее есть пикси! Господи!
- А ведь с моей заботой выживают разве что кактусы... - Еле слышно и крайне неуверенно, пока взгляд все еще прикован к маленькому мальчику, вещающим другим свои пророчества. "Он точно мой пикси? Честно пречестно?"
- Но ведь я неправильная фея, - все же решила предупредить она Фатума, - не спешу всем помогать и спасать... да и...,"достойна ли...", бедного пса сжали уж совсем мертвой хваткой, пока сама хозяйка продолжала неуверенно поглядывать на малыша.

0

32

Чем не идея для Чармикса?

Поймав на себе неуверенный взгляд взрослой феи, малыш заволновался сам, но только в несколько другом тоне. Он непоколебимо твёрдо знал, что ждёт их с Марьяной, он свято верил, что она предначертана ему судьбой, она и никто другой. Но растерянность девушки, но её страх и волнение не могли не задевать его чувствительное сердце. Опустившись ножками на холку верного и такого послушно-индифферентного пса, он мягко коснулся крохотной рукой кожи Марьяны. Он искренне и со всей своей детской непосредственностью посмотрел в её прекрасные изумрудные глаза и заговорил увереннее любого политика, твёрдо и настойчиво, пускай и нежно. Его серьёзность всегда слишком уж разнилась с размерами и возрастом. Но, впрочем, многие уже к этому привыкли.

Неправильных, поверь мне, фея,
Природа не могла создать.
Не верь врагам, будь всех смелее.
Должна ты страх свой обуздать!
Никто не должен рваться в битву,
Лезть на рожон, забыв про ум,
Как не обязан знать молитвы.
Пора откинуть ложный шум!

Тон его стал пронзительней, он снова поднялся в воздух и подлетел к девичьему лицу так близко, как только мог, позволяя и Марьяне видеть себя, и самому смотреть в оба её глаза.

Я здесь, я твой, нас нить связала.
И крепче ей не отыскать.
Забудь о том, что мне сказала!..
Позволь твоим навеки стать!..

Он видел, как девушка теряется в сомнениях, что слова помогают делу мало. Каждая малейшая дрожь её ресниц отзывалась в душе Фатума ледяным уколом. Он нахмурился, сощурился, скривился на миг, закрыл глаза и замотал головой, стискивая крохотные кулачки и вытесняя боль в сердце на жажду свершений. Ленивый и медлительный по своей природе, он не мог видеть, как терзается его любимая фея. Полными решимости глазами он обратился к ней.

Давай попробуем иначе…
Проиллюстрируем сюжет.
Надеюсь, ты поймёшь, что значит
Глядеть сквозь призму дней и лет.
Попробуй присмотреться сердцем,
Создай иллюзию внутри,
Я приоткрою в завтра дверцу.
Закрой глаза и вдаль смотри…
Но, хочешь, можно иллюзорно.
Я же не многого прошу?
Ты так умна, и не зазорно
Поверить слепо малышу.
Я передам тебе часть силы.
Виденьем оберни его.
В своих мечтах иль в сна эфире
Увидишь больше моего.

В подтверждение собственных слов мальчишка протянул хозяйке свою тощую ручонку, слабо подсвечивая фиалковые глаза изнутри белесым туманом.

Хоть бы она согласилась. Тогда он просто пустит по её коже волной собственные чары, чтобы те достигли её сердца, чтобы отозвались в ней образами, картинками, виденьем. Он должен ей показать.

Отредактировано Фатум (2019-01-03 00:38:57)

0

33

Диаспро нашла в себе силы отказаться от развеивания иллюзии собак, но выглядела очень подавленной. Марьяна тоже выглядела растерянной. Качнув головой, Соната сделала пол шага в сторону, чтобы продолжать наблюдать за происходящим, но уже никому не мешая и никого не трогая. В отличии от Марьяны, она явно не могла выйти на один эмоциональный поток с Диаспро и понять, что та чувствует, Сона жила немного на другой волне.
В момент, когда Фатум объявил Диа про ее пикси, Соната практически подпрыгнула. Она умела искренне радоваться за окружающих и прекрасно понимала, что если этот конкретный поход был для Диаспро провальным, то теперь, когда им известно имя ее пикси, есть надежда встретить его позже.
Дождавшись, когда в разговоре Фатума и Марьяны будет перерыв, она покосилась на Диаспро и негромко кашлянула.
- Простите, что вмешиваюсь. Фатум, а когда Ноэль обычно бывает в селении? Ты сказал, что он сторонится лишней суеты, значит живет за пределами деревни, но иногда ведь он все же выбирается, а значит…у Диаспро есть шанс его встретить. Просто, ну я не знаю, может весной или на какой-то праздник? – она не знала, ответит ей Фатум или нет, но считала, что задает достаточно правильный вопрос. Поскольку сама Диа кажется выпала в астрал, да и Марьяна прибывает в состоянии где-то около того, то кто-то должен был задать более конкретные вопросы. На плече заинтересованно притихла Глим, не вмешиваясь в процесс. Ей было конечно немного неловко от того, что она вмешивается в процесс воссоединения Марьи и Фатума, но все-таки дав Диаспро надежду, нужно было дать и менее абстрактные данные. Что за концерт? Когда он будет? Не ясно, а тут будет хоть что-то.

0

34

Предлагаю потихоньку сворачиваться

Итак, её пикси звали Ноэль.

Когда бушующее море эмоций улеглось, и волны нервозности перестали колотить по разуму, к Диаспро вернулась её привычная расчётливость. Она заново стала той, кто ходит по головам, перешагивает через трупы на пути к своей цели. Кто руководствуется утилитарными соображениями и не отвлекается на морально-этическую мишуру. Той, кто берёт, что ей принадлежит по праву, и не заморачивается о мнениях и удобстве каких-то там мещан или того хуже простолюдинов.

- Да. Где он? Ты знаешь? - не церемонясь боле, Диаспро со всей своей настойчивостью воспользовалась прекрасной возможностью, которую ей предоставила фея с розовыми волосами и нескончаемым потоком энтузиазма. Глядя на Фатума жёстко и при этом всё-таки как-то уважительно, помня о его способности знать наперед всё и сразу и отдавая себе отчёт в том, что пикси может отказаться говорить, если надавить слишком сильно... Да ещё и фея его рядом, мало что ли от неё было проблем... Принцесса не повелевала, как дома, но по тону её можно было понять, что настроена она серьёзнее некуда. - Когда мы встретимся? Где? - всё тем же уже знакомым пикси потоком вопросов, больше похожих на шквал ударов клинками, чем просто заинтересованность, эраклионка старалась выбить из мальчишки всё, что её интересовало. Однако спокойное и какое-то безразличное молчание Фатума не могло не напрягать.

Принцесса помнила, как легко пикси бросил всем на прощание что-то короткое мгновениями ранее, отлетая к хозяйке мерзких собак, как безучастно дал понять всем окружающим, что их судьбы его интересуют мало. Диаспро опасалась, что малыш с фиалковыми глазами снова откажется говорить, и что тогда... Что тогда?

0

35

Возможно, малыш от одного лишь крохотного прикосновения которого по всему телу разливалась волна драгоценного тепла прав и Марья действительно была именно такой, какой нужно, однако вспоминая свой характер, привычки, а также манеру поведения, она не могла избавиться от этого чувства некой неправильности. Ярлыка той самой белой вороны, которая одновременно и похожа на своих собратьев и отличается от них будто какой-то сбой в программе, выставленный на всеобщее обозрение.
- Я здесь, я твой, нас нить связала.
И крепче ей не отыскать....
- Вероятно, именно благодаря этой связи, Марьяна не отшатнулась на автомате в первую же секунду, как пикси с фиолетовыми волосами завис рядом с ее лицом, слишком опасно, непозволительно близко, неприемлемо для любого кто не входил в самое ближайшее окружение девушки. Очень... странно. Это удивление нетипичным для себя поведением и реакцией на несколько доли секунд даже смогло смыть всю неуверенность и неожиданную печаль с толикой боли, когда малыш перед ней скривил лицо в гримасе.
- Давай попробуем иначе… - Однако у этого одинокого ребенка (странно, почему она вдруг уверена, что ему было одиноко?), все же был небольшой план, с которым он был готов поделиться сию же секунду, предлагая фее практически невозможное: заглянуть в завтра. Предложение, заставляющее вспыхнуть в душе одновременно жгучему любопытству, опасению и способному перекрыть все эмоции удивлению. Признаться, Марье еще не доводилось попадать в подобную ситуацию, все это было для нее слишком ново. "Он... действительно предлагает попробовать сотворить конвергенцию?" Несмотря на все свои хорошие оценки для Марьяны до сих пор существовали разделы магии, в которых она не могла похвастаться большими успехами. Конвергенция, требующая взаимодействия и некоего доверия к другому существу оставалась среди них и, стыдно признавать, имела больше шансов на успех в партнерстве с преподавателем, чем с другими ученицами. И вот она снова словно на экзамене, где ее ждет либо провал, либо неожиданный успех, правда в этот раз она может отказаться... но это может ранить одного малыша с фиалковыми глазами, а Марьяне не хотелось причинять ему боль. Почему-то лишь мысли об этом с каждой секундой становились все более невыносимыми.  "Возможно, пора сделать первый шаг.."
Она уже было приняла решение и решилась, отцепляя от добермана правую руку и протягивая ее в сторону пикси как слух уловил знакомый женский голос, который явно обращался к Фатуму. Верно, они здесь далеко не одни, вокруг множество фей и в случае неудачи найдется немало желающих припомнить произошедшее. Пальцы дрогнули и снова погрузились в теплую шерстку, будто зеленоглазая неосознанно пыталась неосознанно сдать назад, сделав вид, что ее не прервали на чем-то действительно для нее важном. "Можно ли посчитать это намеком?" Пронеслось в голове. "Не лучше ли в такой ситуации даже не пытат..." Очередная мысль так и не успела сформироваться окончательно, когда в разговор вмешался еще один голос, но на этот раз хлесткий, резкий словно вместо слов были летящие в собеседников невидимые кинжалы. Один раз уже сыплющий вопросами на небольшую группу пикси, отчего те явно дрожали и были напуганы, вот только теперь цель стала иной. Ею являлся малыш с фиалковыми глазами, способный видеть судьбы пикси, каким-то вывертом неизвестного отныне связанный с Марьяной. Ребенок, которого она теперь обязана защищать. Маленький джентльмен, малейшая угроза в сторону которого заставляет в душе подниматься что-то темное и рычащее, заставляя неконтролируемо повернуть голову в сторону источника, опасно прищурив глаза, напоминающие ледяные изумруды, присущие скорее злобной ведьме, чем фее.
- Конвергенция с пикси, звучит весьма интригующе, особенно когда речь идет о вас. - Безукоризненно вежливый голос к любому из собеседников знакомый до малейшей ноты раздался совсем рядом, заставляя моргнуть и повернуть голову теперь уже в сторону обратившейся. Директриса Фарагонда стояла менее чем в метре от компании, смотря на фею сверху вниз, в ее глазах окруженных сеткой морщин угадывалось нескрываемое любопытство. Другие же ученицы обнаружились либо гуляющие по деревне пикси, либо собирающиеся в обратный путь, создавалось ощущение, будто все потеряли интерес к разворачивающему здесь действу.
- Экзамен был благополучно сдан. - Ответила выпускница совершенно спокойным тоном.
- Но мало кто решался прийти на него, выбрав в качестве партнера госпожу Гризельду. - Наверное, эти странные с точки зрения большинства отношения между белой вороной Алфеи и ее главным кошмаром учениц в какой-то степени даже веселили директрису.
- Это не нарушало никаких правил. - Произнесла выпускница, до сих пор так и не осознавая до конца, почему все тогда так отреагировали. В любом случае, этот короткий разговор позволил ей успокоится, повторно отцепить руку от пса, протянув ее к пикси, сосредоточится, создавая в свободной ладони иллюзию стеклянного гадательного шара, сейчас заполненного лишь дымом, после чего Марья постаралась вспомнить тот день, взывая к своей силе.

+1

36

Фатум знал, что всё получится, что конвергенция эта окажется сильнее всех прочих, прекрасной и могущественной, ведь уже видел эту сцену в своих снах. Сцену, в которой он отдаёт часть своей силы самой родной из фей. Сцену, где и она в конце чувствует, как сильна их невидимая связь. Когда она верит в Узы и забирает его, пикси, к себе навсегда. Вон из мира одиночества, молчания, затворничества.

Конвергировать было трудно, когда мешали две исконно разные магии. Огонь и лёд, землю и воздух, солнце и тьму. Технологии и природу. Тогда волшебные потоки конфликтовали, не в силах слиться в единое целое, тогда, не важно, как бы ни были близки заклинатели, не удавалось получить того самого стократного увеличения сил, которым так манит сама возможность конвергенции. Но иллюзии и пророчества были сходны, и их наложение не вызовет диссонанса. Они использовали одни и те же волны, они касались одинаковых сторон волшебства и мироздания, они лились одинаковыми потоками, они оба были лишь проекцией чувств своего хозяина. Чем-то невидимым и рождённым метафизически. Лучшего способа убедить Марьяну подыскать было трудно.

И вот оно! Девушка соглашается: Фатум видит это в её изумрудных глазах. Видит, что она готова поверить словам малознакомого пикси, что не он один слепо повинуется туманным видениям.
Но они оба, малыш и выпускница, все ещё в реальном мире. Их обоих всё ещё от него не отрезало, потому что они не успели объединить свои магические потоки, породив отголосок вневременья. Потому что их не успело унести в мир другой, туманный, но тёплый. Они ещё тут. Рядом по-прежнему люди. Люди, живущие здесь и сейчас. Не как пикси-прорицатель.

Вы встретитесь с Ноэлем, позже.
Я вам уже о всём сказал.
Диаспро, не терзайте больше!
Я тоже личность, пусть и мал.
– в малыше вдруг проснулась… гордость? Гордость, смешанная с нетерпением. Ну почему его не могут оставить в покое, в этот ответственный момент? Он же рассказал им то, что было важно… Ах, точно, им мало… они не могут так же легко собирать картинку из обрывков информации, словно паззл.

Концерт для вас – всему начало,
И слава к вам придёт легко,
Ваш труд окупится немало,
Укоренится глубоко.
Я не могу сказать вам много:
Вы всё увидите потом.
Не надо злиться, смотреть строго -
Таков пророчества закон.
– обратился сразу к двоим. Сухо, поджимая губы. Нетерпеливо.

Вам не до пикси будет, фея,
Дела Отчизны увлекут.
В них окунайтесь не робея.
Дела Хранительниц не ждут.
– бросил принцессе твёрдо, всем своим видом показывая, что теперь-то точно разговор окончен. Перевёл взгляд к Сонате.

Соната, фея, сцены дива,
Рекламы лучше не сыскать.
Тебя ждут свет, костюмы, гримы,
Ты знаменитой должна стать...
Тебя заметят, приласкают,
Дадут билет к вершинам, и
Весь мир о новом зле узнает,
Что лишь сейчас тише травы.
В той цепи множество событий,
Я не скажу о них о всех…
Вы сами все должны прожить их,
Лишь так поймёте без помех
. – кивнул на последней строчке , упрямо и серьёзно оглядев собеседниц. Теперь точно всё. Больше ему добавить нечего. И без того наговорил слишком много. Его ждёт Марьяна, а феи должны были ощутить всю серьёзность тона пусть и маленького, но взрослого Фатума. Они поймут. Оставят их с хозяйкой в покое.

Он заново подлетел к Марьяне, увидел Фарагонду, и лёгкое раздражение  в его душе стало быстро растворяться, словно дым улетучиваясь. Он снова видел перед собой самую прекрасную из фей, готовую почувствовать то, что он хотел передать. Она не боится, директриса помогла. Всё так, как должно быть. Больше его никто не побеспокоит.

Он коснулся руки феи, закрыл фиалковые глаза, сосредоточился на передачи энергии через пальцы. Малыш делал такое крайне редко. Почти никогда. Обычно хватало обработать информацию в голове и объяснить на словах, но теперь требовалось передать сам поток, первоначальный его вид, эмоции, образы. Словом, видения. Он закрыл глаза и прислушался, выбирая среди всех судьбоносных ниточек вокруг самую знакомую – нить свою и нить Марьяны. Он уцепился за неё своим нутром и проникся ей, будто вдыхая новый воздух и целиком заполняя им грудь. Он вызывал в памяти лишь одно воспоминание, одну сцену из будущего, когда они с феей сидят в её комнате в Алфее, она читает ему книжку с пожелтевшими страницами, он держится пальцами за корешок фолианта и дополняет написанное своими ощущениями, рассказами. Как за окном блестят ночные звёзды, как трепетно шуршат в этот миг страницы и как спокойно у них обоих на душе. Фатум выбрал самый простой образ – прямую картинку из будущего, будто ожившую фотографию. Немного смазанную, но полноцветную, узнаваемую. Ему ни к чему были похожие на подтёкшую акварель пророчества о героях и злодеях. Ему нужна была простая семейная идиллия. То самое счастье, которое такая неуверенная фея заслужила и которое она обрела.

Отредактировано Фатум (2019-04-11 22:15:00)

0

37

Чтож, кажется ее не совсем услышали, но может так и должно быть. Чуть поджав губы, Соната отступила на шаг назад, пропуская вперед остальных. Особенно Диаспро, которая явно была в ударе и небывалом порыве общаться с окружающими. Хотя полноценным общением это трудно назвать. Девушка была сильно взволнованна. Конечно, для нее наверное было потрясением узнать, что у нее тоже есть пикси. И хоть он сейчас не здесь, но он вообще есть. Сама Соната до последнего не думала, что сможет сегодня встретиться с Глим, хотя и всей душой верила в это.
В целом этот день был богат на сюрпризы, взять хотя бы то, что рассказал ей самой этот пикси-мальчик, Фатум. Глим, видимо чувствуя ее настроение, тоже притихла. Все было хорошо в этом предсказании, но ее обеспокоила последняя пара строчек, про новое зло. "Что это может быть? Снова кто-то вроде Валтора или Трикс?  Может кто-то вроде магов черного круга? Или что-то новое? Уууу, я надеюсь мы, если и не будем готовы, то хотя бы не ударим в грязь лицом. Надо будет предупредить остальных потом, ближе к тому концерту. Только когда он будет? Надо сегодня сделать запись в дневник, что бы ни о ем не забыть." Даже то, что она может засиять на сцене ее волновала пожалуй не так, как это заявление о зле. Ну ничего, завтра она уже будет возбужденно прыгать и перебирать возможные наряды с песнями для выступления.
Когда Фатум вернулся к Марьяне, Соната решительно повернулась и направилась к своей компании. Девочки как раз весело что-то обсуждали, не обращая особого внимания на то, что происходило. Решив лишний раз их не волновать, Соната потрясла головой и хлопнула себя по щекам, решая подумать обо все после. Хотя бы дождаться того самого концерта, где по словам Фатума появится то самое зло. Нацепив на мордочку одну из самых радостных улыбок, врезалась в толпу подруг, сшибая с ног Санни и валя ее на мягкий мох, чем вызвала громкий смех остальных из компании, неодобрительное ворчание Арии и взгляд, полный мягкого укора от Фарагонды.
Пожалуй, настало время возвращаться в Алфею, о чем буквально через пару минут и сообщила директрисса. Глим уютно устроилась на плече, в душе царит легкий сумбур, а вечер все холоднее. День определенно удался.

0


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » В поход за Узами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC