Время в ролевой:
январь 7021 года
зимние каникулы
Место действия:
Волшебная Вселенная Магикс

Система: эпизодическая
Рейтинг: PG-13
Мы - единственная ныне функционирующая ролевая по замечательному мультсериалу Winx.

Наш проект был активным и имел популярность в 2009-2013 годах, сейчас пришло время вспомнить былое и перезапустить его. Приглашаем Вас вместе с нами доказать всем скептикам, что ролевые по Winx жили, живы и будут жить ещё очень долго.

WINX CLUB: Ritorno Della Storia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » Великое переселение


Великое переселение

Сообщений 21 страница 40 из 42

21

В школьном дворе все стало ещё хуже. Простая растерянность пикси сменилась очевидной истерикой, болью, бессознательным бредом и каким-то внутриутробным криком отчаяния. Малыш тряс головой, зажимал уши, прекрасно понимая, что ничего не выйдет, что миллионы чужих голосов не попадут и не уйдут, даже если Фатум оглохнет. Он знал это всё, но такая привычная рациональность растворилась в нём, растаяла среди неконтролируемого страха.

Ривен грубит, ему не до чужого,
У Стеллы модный новый шарф,
Миели приезжает вновь из дома,
Рыдает Иви, на колени пав...
Подруга Лиззи повредила руку,
Алиса гладит милого кота,
Ведьма из мрака заглушила звуки…
У новой феи совесть не чиста...
Искрятся светом фонари гулянья.
В тиши играет скрипка и свирель.
Кичится Вэнди новым одеянием…
Какой же жаркий выдался апрель!..
Удары, битва, много крови, боли,
Подобно сказке раздаётся песнь.
Несётся прочь царевна из неволи,
Гуляет на концерте иронично спесь..
. - фраза за фразой слетали с его губ бессвязные строки, отрывки расшифрованных скорее на автомате видений. Он бессознательно шевелил губами, шептал, вскрикивал, дергал сам себя за фиолетовые волосы, всхлипывал.

- А-а!.. - закричал он, не помня себя и не желая больше что-то слушать и ощущать. Всё его маленькое тельце сжалось в один комок дрожи и плача. Это произошло в тот самый миг, когда Марьяна занесла страдальца в само здание, где, наудачу, никто не обратил на них особого внимания.

В фойе было плохо. Очень. Но, странное дело, чем ближе фея и пикси были к заветной комнате, тем становилось проще. В общежитии пересекались кратно меньше судеб, чем у главных ворот, чем в столовой или актовом зале, там было нескольким тише. Даже те, по-прежнему многочисленные отголоски чужих историй, тут были другими, мягче. В комнатах все же не было битв и громких мероприятий. Девичники и сны - другое. Это тоже туманит голову, это тоже куча несвязных мыслей, но они не такие яркие, не пестрят, будто новогодняя ель на далёкой немагической планете.

Когда за Фатумом и его хозяйкой закрылись двери в комнату, малыш перестал истерить и биться в отчаянных попытках заглушить несвязный гвалт. Он теперь тихо шмыгал носом, ощущая, как щиплет заплаканные глаза. Да, он возвращался сознанием в настоящее.

Но молчал.

Ему нужно было время, чтобы привыкнуть, чтобы успокоиться. Это было похоже на реабилитацию после наркоза. Разум был заторможен, в ушах шумело.

0

22

"Успокойся. Сейчас же!" Мысленный окрик на саму себя хоть в какой-то попытке придушить подступающую к горлу истерику, увы, не принес существенных результатов, пришлось использовать проверенное средство: ухватиться свободной рукой за шею добермана, прижав его к себе и уткнуться лицом в теплую шерсть. Все будет в порядке, это всегда помогало, сработает и сейчас, обязательно. Марьяна в этом уверена. Она позволит себе быть слабой еще только секундочку, чтобы пара слезинок, если им все же доведется пролиться, затерялись в черной шерсти будто их не было и в помине. "Вот и замечательно... Хорошая девочка." Фея медленно вздохнула и выдохнула. Еще раз. Снова. Пока когтистая лапа, сжимающая сердце какой-то мертвой хваткой, наконец, не отпустила, позволяя эмоция медленно схлынуть, позволяя думать и искать решение. Марья, пересилив себя скосила взгляд на все еще шмыгающего носом Фатума, пускай это не было похоже на то, что творилось с малышом лишь пару минут назад, уверенность в том, что пикси судьбы может быть опасно и дальше находиться в Алфее, лишь продолжала расти.
- Можно посоветоваться с госпожой Фарагондой, верно? - Неуверенно вопросила шепотом будто у самой себя, продолжая между тем смотреть на пса, который лишь лизнул ученицу в щеку в качестве молчаливой поддержки и того иллюзорного согласия с планом, постепенно формирующемся у нее в голове.
- Вдруг есть возможность на время открыть небольшой проход в защитном куполе, чтобы покидать школу, тогда не придется снова проходить через ворота, правда... - продолжала бормотать вполголоса куда-то в холку добермана, пытаясь определить для себя лучший вариант из всех возможных, - ее кабинет ближе к центру, все может снова повторится... что тогда.. думай, думай... - Конечно же, существовал вариант просто оставить все как есть и плыть так сказать по течению, вот только... Марья чувствовала некую ответственность за Фатума и если для его благополучия нужно вернуть пикси обратно в деревню, она постарается сделать все так, чтобы на этот раз все прошло хорошо.

+1

23

Фатум постепенно приходил в себя. Как привыкают к неприятному запаху или постоянному бессмысленному шуму, он мгновение за мгновением становился менее чувствителен к многоголосью стен, пола и потолка. Как будто сбавил громкость до минимума, малыш по-прежнему мог слышать песнь чужих судеб или ловить скрытые ото всех переплетения событий, если бы только настроил на эти волны свои волшебные невидимые уши. Как будто высокоточный прибор, откалиброванный по новым стандартам, он сумел убавить свою чувствительность, справляясь с хаосом в голове. Слёзы его высыхали, а дыхание постепенно возвращалось в обычный ритм. Крохотное сердечко стучало всё медленнее, мысли становились разумнее, спокойнее.

Коснувшись ручками щёк, погладив себя по лицу, он глубоко перевёл дух и посмотрел на фею, что всё это время не помнила себя от волнения. Глядя в её прекрасные, но такие печальные глаза, Фатум чувствовал вину, что не слушал её, что никак не реагировал на её страдания и никак не помогал ей понять, что девушка тут не причём. И без своего чудесного дара пикси понимал, как подобное должно было выглядеть со стороны. Понимал, что вел себя крайне невежливо, эгоистично. Раскаивался в этом, но... Оставался ребёнком, которому мгновениями ранее было просто плохо. Невероятно плохо.

Марьяна... Я молчал и ныл, прости...
Твоей вины в прошедшем нет!..
Привыкший тонкое плести,
Ловить затерянного след,
Я приучил себя вникать
И слушать с силой, что есть мочи,
Сквозь дни и годы проникать
Копаться в глубь, короче, очень...
В Алфее очень много фей
И песен прошлого витают.
Шепот ночей, бравады дней,
Меня в сознание не пускали.
Но я сумел, Марьяна, смог!
Я победил пленящий гомон!
Я бился сам с собой, как мог
И был отчаяньем наполнен.
Не слышал нежных твоих слов,
Не мог ответить на вопросы.
Меня прости, я был средь снов
И лишь теперь оковы сбросил.
Не помню твоих слов... не нужно.
В грядущий день я буду рад
Услышать глас имён минувших
И предысторию наград.
Я сам сумею разобраться
И различу тут каждый вздох.
Позволь, прошу, с тобой остаться!
Не так уж сильно я и плох...

Он вяло поднялся на ноги и сделал попытку подлететь к самому родному существу поближе. Приземляясь на холку её ненастоящего пса рядом с плечом феи, что по-прежнему сидела на коленях, малыш осторожно дотронулся до неё. Взгляд мальчика был полон раскаяния и надежды.

0

24

Насколько правдоподобной можно считать ситуацию, когда в Алфее действительно существует черных ход, через который можно беспрепятственно, а главное незаметно проникнуть в школу, не потревожив охранный контур? Если брать в расчет что все те представители темной стороны, обладающие в большинстве своем немалой силой, предпочитали идти напролом, а не искать ту самую дверцу с ключиком под ковриком, она представляла из себя такое же мифическое явление как и цветок, способный выдержать на себе заботу одной зеленоглазой феи и не отправиться к праотцам в процессе, каким бы живучим не считался ранее. Впрочем, пикси, которому жутко не повезло обзавестись нерушимыми узами с одной неправильной феей, до сего дня тоже считалось Марьяной чем-то из области фантастики, ан нет... Пожалуйста, сидит у нее на ладони и лопочет с очень виноватым видом очередное свое стихотворное творение, которое сочиняет прямо на ходу. Может... и "дверца" существует?
Наверное, Марья могла бы в какой раз удивиться с какой легкостью этот малыш играет словами, но вместо этого она лишь молча слушала этого маленького рыцаря, повествующего о своей нелегкой борьбе и будто пытающийся одновременно заверить фею, что все хорошо и... О боже, не стоит его выгонять. "Ребята... вы друг друга стоите." Ехидно выдало подсознание голосом одного знакомого бармена, пока темноволосая медленно осознавала: Фатум совершенно не собирался менять свое прошлое решение даже после столь болезненной прогулки по двору и коридорам Алфеи.
- Ох, малыш, малыш... - она осторожно поцеловала пикси в макушку, - но что же нам делать, если все повториться снова?
Ведь я не могу заставить тебя целыми днями сидеть в комнате в одиночестве, когда сама нахожусь либо на учебе либо на работе,
а возвращаюсь зачастую лишь затемно.
- Таскать же Фатума все время с собой словно безвольную игрушку, заставляя снова и снова проходить через этот ад Марьяне не позволяла совесть, перспектива же держать его постоянно взаперти тоже не казалась излишне радостной. Видимо, ей все же предстоит в будущем поговорить не только с директрисой Фарагондой, но и госпожой Гризельдой, возможно, с помощью них удастся найти выход из сложившейся ситуации. В любом случае ритм ее жизни с этого дня станет постепенно меняться.

+1

25

Спасибо за ожидание :3

Как задыхается дитя,
Впервые ощущая воздух,
Ловил я судьбы не хотя
Желая поскорей на отдых.
Но все теперь в пределах нормы.
Я научился с этим жить.
Меня скорее голод сломит...
Печенья где бы раздобыть...
– спокойно и с каким-то особым чувством заверил Фатум, глядя собеседнице прямо в глаза и под конец опуская взгляд в задумчивости. После этого пикси словно встрепенулся и с лёгким румянцем от смущения быстро заговорил снова, по-детски стараясь объяснить, разжевать, успокоить.

Короче говоря, неважно.
Представь, как будто солнца свет,
Что прежде жёг глаза ужасно
В очках совсем сошёл на нет…
Как блекнут пятна после стирки,
Как тускнет краска старины,
Я заглушил былого крики.
Добившись будто тишины…
- малыш помолчал немного , собираясь с мыслями и захватывая остатками чувствительных магических приёмников волны любимой феи. Он вздохнул и продолжил с чуть большим нажимом.

Я вижу, ты пойдёшь к Гризельде.
Не мне тебя разубеждать.
Но я привык жить тихо прежде
И просто буду тебя ждать.
Порой возьмёшь меня в дорогу...
Меня ждут пара встреч…
– он осёкся, выдохнул и продолжил опять.

Хоть прока от меня немного,
Тебя сумею уберечь
От гнева, зла, обид, тревоги,
Хочу почаще рядом быть!
Смелее быть пора, ей богу!
Позволь же искренне любить!
– глаза мальчишки горели, а взгляд был твёрд и непоколебим.

Мне даже интересно тут, в Алфее
Так много новых, разных тайн.
Кругом дух прошлого рассеян.
Лишь только чувствуй, изучай!
Мне есть чему тут поучиться
Расширить сведений запас.
Я полон жажды, не напиться,
Не проглотить всего за раз!..
Я поброжу по коридорам,
Я постучу по паре стен,
Окину иллюзорным взором
Весь спектр прошлого дилемм.
Тем лучше, что у фей уроки
Никто не будет мне мешать
Представь же, как всего и много...
– под конец речь его становилась быстрее, он стал жестикулировать и на какой-то миг ушёл в свои мысли, невидящим взором вдохновлённо глядя в никуда. Однако он быстро нашёлся и собрался, стискивая маленькие кулачки и доверчиво возвращаясь взглядом к фее.

Но хватит, полноте мечтать.

0

26

Марьяна молча слушала еще одну стихотворную поэму маленького крохи и чувствовала как ее медленно отпускает, страх уже не сковывал сердце стальной хваткой, девушка даже в какой-то степени умилилась, смотря на этого маленького рыцаря, вещающего с таким вдохновением, что было просто невозможно остаться безучастной. И все же темноволосая постаралась первым делом выслушать пикси до конца. "Печенье... Точно, печенье!" Уж с чем, а этой сладостью точно не должно возникнуть никаких проблем.
- Печенье у меня есть, сейчас... секундочку..., - она осторожно посадила Фатума на своё плечо, после чего полезла в сумку за нужным, - нашла, вот. Правда... Не слишком ли оно большое? Можно испечь поменьше, а пока, увы, только такое... - Печенье, которое Марья вытащила из небольшого бумажного кулечка хоть и пахло в меру аппетитно, вот только его размеры казались уж слишком огромными на фоне мальчика с крылышками. В голове сразу же всплыла картинка о крохотной, практически кукольной кухне, где выпекают такое же маленькое печенье.     
- К Гризельде пойдем потом, а пока... Если ты чувствуешь себя лучше, предлагаю привести себя в порядок и осмотреться. К тому же нужно освободить тот уголок, где ты будешь жить. - В том, что Фатуму все известно заранее и он может просто указать выбранное местечко Марьяна была уверена на сто процентов. Скорей всего малышу была также известна и история получения этой в общем-то небольшой комнаты, ведь она не была рассчитана на целую группу фей, пускай и содержала в себе все необходимое и даже чуточку больше.

+1

27

Фатум благодарно принял из рук хозяйки угощение, которое закрывало его словно круглый щит из теста. Не разламывая и стараясь не крошить, он скромно откусил его с краю, довольно набивая сладкой массой щёки и ничего не говоря. Он хотел было развеять опасения Марьяны, очередные опасения, о том, что печенье для пикси слишком велико, простым предложением разломить его на кусочки поменьше, но не стал прерывать наконец воцарившийся мир. Когда же фея предложила осмотреться и всё обустроить для окончательного переезда, мальчишка только улыбнулся ей в ответ, прикоснувшись маленькой щёчкой к шее волшебницы. Неуверенный, что его жест будет ей виден, он всё-таки протянул руку в дано знакомом из видений направлении, ближе к верху стенки и мягко промолвил:

В виденьях я почти у потолка,
Мне сверху затеняют солнце шторы,
И кактусов зелёных уголка
Касаюсь из кровати взором.
Я утром вижу радужный рассвет,
Но от мерцания ничуть не щурю глаза.
Точнее мне не дать ответ
Видения – лишь только перефраза.

Малыш лениво опёрся спиной о шею Марьяны, складывая свои перьеобразные крылышки, чтобы её не щекотать, и согнул ноги в коленях, устраиваясь на плече поудобнее и, по всей видимости, ничуть не собираясь в скором времени куда-то вставать и взлетать. Он всё ещё мусолил сладкое печенье, не съев от него и четверти, и иногда даже закрывал от наслаждения глаза. Мальчик привык к Марьяне и не спешил разрушать свой уют.

Он все равно мало чем мог помочь. Так ему казалось.

0

28

Теплое прикосновение к шее заставило на мгновенье замереть, а после медленно скосить взгляд в сторону пикси, пытаясь рассмотреть, что же он делает. Внутри все еще грыз червячок сомнения и было страшно сделать что-то не то.  Благо печенье пришлось малышу по душе, следовательно, была решена хотя бы часть проблем, возможно они были совсем небольшие, но безусловно не менее важные. "Под потолком, так под потолком...." Марьяна медленно поднялась, с удовольствием скинула с ног туфли и проследовала в глубь комнаты. Обогнула небольшой диванчик, к слову, весьма комфортный, по крайне мере те пару раз когда темноволосой доводилось рухнуть в объятия Морфея совершенно незаметно для себя, проснувшись она не ощущала какого-либо дискомфорта. Сумка тут же разместилась на небольшом столике, а вот сама фея остановилась возле шкафа, слишком высокого, чтобы размещать что-либо из более менее часто используемых вещей на самой верхней полке, отчего она напоминала небольшой склад ящиков для перевозки кактусов. Стыдно признавать, но... если бы не скапливающаяся там пыль, которую периодически приходилось протирать, Марья бы не вспоминала о всех этих коробках вплоть до выпуска. Правда сейчас там еще оставалось уйма свободного места, освободившегося в результате очередного нападения на школу и ее разрушения. Увы, часть вещей тогда была безвозвратно уничтожена, но выпускница горевала по большей части лишь о погибших зеленых друзьях, не переживших варварского к себе отношения. Сейчас же все было хорошо, а если подумать о Фатуме, согревающего своим теплом, то и вовсе замечательно.
- Можно занять самую верхнюю полку или, - ей все же пришлось подтащить поближе стул, - устроиться еще выше. - Марьяна подняла взгляд вверх. Доберман устроился неподалеку, продолжая изображать из себя горного мула, а фея уже стала вновь колдовать, заново создавая иллюзорных помощников.
- Мм..., - под пальцами заискрила магия, - а что ты пьешь? У меня есть чай, молоко, какао и немного кофе.... Еще можно купить сок и другие напитки. - Все же после сладкого мальчик мог захотеть пить.

+1

29

Видя, что сомнения в голосе его любимой феи понемногу испаряются, что она стала говорить с ним увереннее, раскованнее, что она сбросила каблуки, убрала вещи, вспомнила, что пришла домой, мальчишка наконец окончательно расслабился сам. Слишком умный для ребёнка, наделённый сильнейшей эмпатией, он просто не мог отпустить себя раньше, постоянно возвращаясь мыслями к необходимости убедить фею, что всё идёт так, как должно было быть. Умный мальчишка понимал, что это только он один видит и слышит все давно прописанные сценарии, только он знает, что и как должно быть. Другие этого не ощущают, отчего тревожатся и сомневаются. Знали бы они столько же, сколько знает Фатум, и бровью бы не пошевелили.

Так странно, что обычно у пророков
Есть тяга к удивительным вещам!..
Они как будто сотканы из тайн и экивоков
И придираются, по сути, к мелочам.
Будто по статусу они пьют только кофе,
Едят одни лишь яства старины
И негодуют, будто в катастрофе,
Когда их прихоти  не очень-то важны.
Но я другой: мне этого не надо.
Не нужен мне астрал и транс.
Я пью любое, вплоть до лимонада,
Не жалую, наверное, только квас,
Как алкоголь и прочие отравы…
Но ты спросила, верно, не о том…
Я чай люблю, за травы и приправы
С лимоном или даже вместе с льдом.
Я молоко, конечно, люблю тоже,
Но перед сном, чтобы спалось легко.
Я попрошу его под вечер, ближе к ночи,
Ведь ты же тоже любишь молоко?..

Малыш говорил спокойно и рассудительно, хотя под конец и перешёл на какой-то детский, шутливый тон, хлопая длинными ресницами и воскрешая в памяти видения Марьяны в детстве. Настроение у него было хорошим, печенья оставалось вдоволь, все волнения и тревоги он оставил в деревушке пикси, где вечно царили хаос и бедлам. Тут же всё было чинно, мирно, уютно и по-взрослому. Как раз для него.

Фатум видел, как иллюзорные помощники стали перетаскивать его мебель на полку, как узелки раскрывались, как расставлялись коробки. Не вечно же ему сидеть сиднем? Совесть, всё-таки, есть у него. Пикси наконец слетел с плеча хозяйки, оставляя недоеденную печеньку держаться на зубах и стал придирчиво расставлять давно знакомые предметы на новые места, периодически «зависая» и замирая, пытаясь вспомнить, как они стоят в его видениях.

0

30

- Молоко..., - пальцы продолжали творить волшебство, создавая знакомого крылатого маленького помощника, уже через секунду зависшего рядом в ожидании приказа, - наверное, люблю, не знаю, не задумывалась... - Интересно, если подумать, в ее комнатах всегда можно было найти немного этого напитка, она довольно часто добавляла его в какао либо в миску с клубникой, нередко и просто пила просто так, когда хотелось перекусить печеньем. Можно ли в таком случае назвать его любимым? "Может быть..." С ворохом искр около первого помощника тут же соткался второй. Еще пара секунд, чтобы тюк с вещами взлетел на воздух, освобождая своего мула и вот уже кипит работа. Предметы находят свое новое место и даже их хозяин не утерпел, приступая к расстановке тех или иных мелочей, даже не успев доесть свое печенье, отчего казался невозможно забавным и милым, снова взывая в голове образ маленького ребенка.
Не удержав в себе веселого фырканья темноволосая все же слезла со стула, дабы не мешать Фатуму обустраиваться, уж кто-то а этот малыш отлично знает, где именно должна располагаться та или иная вещица, а фея скорее лишь помешает, чем действительно поможет. Поэтому она со спокойно душой погладила  по голове устроившегося на диване добермана и вернула стул на свое привычное место, возле небольшого столика. Хотелось есть, но до ужина оставалось уже не так много времени, поэтому зеленоглазая решила не перебивать аппетит, уже заранее представляя какая шумиха поднимется, ведь экскурсия в деревню пикси оказалась чрезвычайно удачной и плодотворной: столько уз, а счастливицы не упустят возможности поведать миру о своей удаче.

+1

31

Фатум справился быстро, ведь всё-таки старался не один, а вещей у малыша было вообще-то немного. Наскоро расставил мебель, застелил постель, разложил немногочисленную одежонку и всё, готово! Любовно оглядев своё новое пристанище, он завис перед самым носом хозяйки и лаконично, трепетно, доверчиво и нежно, шепнул ей, - Спасибо. Уже натерпевшееся за сегодняшний вечер печенье этой сопливой ноты, однако не выдержало и, переломившись от переизбытка эмоций, додумалось раскрошиться в крохотной ладони, попадая своими сухими остатками на одежду аккуратной феи. Ошалевший и совершенно растерявшийся пикси тут же ринулся всё оттряхивать, быстро, неловко и виновато. Ему было стыдно.

- Прости. – тихо шепнул он, покраснев и отведя взгляд от Марьяны. А ведь всё так хорошо начиналось. Он был таким воспитанным, таким взрослым. И вот, молодец, успел опростоволоситься.

Неловко прикусив губу, он быстро возвратился на теперь уже свою полку и достал из крохотного стеллажа книгу в красивом переплёте цвета индиго. Бережно гладя её по корешку, он виновата посмотрел на фею, кривя хорошенькое личико.

Я компенсировать могу
Своё неловкое фиаско…
- малыш вздохнул.
Я в этой книге берегу
Судьбы, похожие на сказки
. – Фатум в самом желе выглядел виноватым, но прехорошеньким. Как малое дитя, когда показывает свои нелепые рисунки, стараясь этим показать кому-то свою любовь и привязанность.

0

32

Наверное именно узы и нахождение на территории, куда просто не мог пройти никто чужой заставило отреагировать на отвлекшего от размышлений Фатума, решившего зависнуть прямо перед ее лицом так спокойно. Слишком близко для кого-то совершенно другого, слишком грубое вторжение в личное пространство опять же для всех остальных, однако... О чудо! Малыш совершенно не воспринимался незваным вторженцем, скорее частичкой себя, когда-то потерянной, но отныне вновь найденной и пытающейся восстановить когда-то разорванные нити.
- Пожалуйста. - Произнесла в ответ также тихо, внутренне удивляясь: неужели пикси действительно мог разговаривать не только стихами? Однако спросить о заинтересовавшем ее моменте банально не успела, случился небольшой конфуз: бедное печенье не выдержало и просто рассыпалось, заставив маленького читателя судеб не только принять совершенно растерянный вид, но и тут же начать суетиться. "Видимо на свете все еще остались вещи, которые нельзя предугадать заранее." Подобная ошибка нисколько не разозлила Марью, скорее она делала Фатума будто более приближенным к обычному человеку, а не божественному существу, коим он мог казаться в глазах остальных из-за своего дара. Вот только сам мальчик был явно расстроен своей маленькой оплошностью, поспешив не только извиниться, но и практически сбежать на теперь уже свою полку.
"Но ведь не произошло ничего плохого..."
- Все в порядке, очень сложно предугадать все на свете, - крошки с пола были уже сметены в совок, - каким бы даром ты не обладал, вовсе не обязан знать совершенно все на свете. Подобное может случиться с любым, будь то умудренный жизнью старец либо ребенок. - Остатки печенья уже давно покоились на дне небольшого ведра с изображениями кактусов, сама же темноволосая слушая еще одно короткое четверостишье, сочиненное Фатумом.
- Мм..., - Марьяна присела на подлокотник дивана, после чего осторожно произнесла, - я с удовольствием послушаю твои сказки, но только если ты сам этого захочешь, просто так, а не для того чтобы загладить вину, которой в общем-то нет. Не нужно заставлять себя делать что-то... -  Девушка облокотилась о спинку, ожидая решения.

+1

33

Сначала у меня не писалось - не писалось, но потом ка-ак попёрло о.о

Мальчик на мгновение непонимающе замер, ведь ответ хозяйки оказался для него, всеведущего и такого умудрённого собственными познаниями, неожиданным, невероятным каким-то и совершенно непонятным. Чуть ли не впервые в своей жизни он на самом деле что-то не понимал, что-то вышло из рамок его сценария, ведь ситуацию эту с печеньем он попросту не видел раньше и подобного вопроса поэтому также никогда ещё не слышал… Наверное, со стороны мальчишка показался бы напуганным и каким-то потерянным. Но вскоре он понял, и… рассмеялся. Звонко, натурально, искренне, наивно и непосредственно. Как дитя, которым, собственно и являлся. Как обычный пикси его возраста, как счастливый ребёнок. Забыв про всю свою чопорность и мудрёность. Сжимая крохотными пальчиками книжонку собственного сочинения и не едва не роняя слезинки счастья. Он смеялся, попутно роняя объяснения.

Конечно, я не знаю всё!
Я вижу судьбы, не детали!
И подсказать могу сквозь сон
Лишь то, что звезды начертали.
Представь, что жизнь – сплетенье строк,
Как полотно из тьмы цепочек,
Так звенья в них – и есть  твой рок!
Набор отдельно взятых точек.
Какой-то ключевой момент,
Серьёзный выбор, испытанье,
Рождение, на вопрос ответ,
Встреча, конфликт и расставанье.
Пойми, никак нельзя сравнить
По важности звено цепочки
С тем, что окрашивает нить,
Но не касается до точки…
- Фатум сам осознавал корявость и излишнюю витиеватость формулировки, отчего на секунду затих, прикладывая палец к губам, а после задорным тоном пояснил.

Простой пример: сегодняшняя встреча.
К ней привели с полдюжины причин,
Но не наряд твой в этот дивный вечер
И не игравший в это время клавесин
. – он подмигнул. Малышу было известно, к чему вообще относился этот инструмент, у кого и где с ним состоялось ключевое событие, но понимал, что Марьяна едва ли знакома с этими людьми и уж тем более с тем, что случилось.

Мы свиделись благодаря Диаспро,
А зависти её причина – Блум,
И если бы не брак, решенный из богатства,
Я был всё ещё печален и угрюм…
- ироничный и шутливый, он склонил голову набок, на двести, если не триста процентов уверенный, что его намёк поняли.

Естественно, что крошки от печенья,
Не очень-то важны вообще в судьбе…
Они не сделают из среды воскресенья,
Лишь мелочь, хлопоты несут в себе.
Но ты права, должно быть, это странно,
Что я не видел этот диалог.
Пускай мне всё занятно и забавно,
Он объяснить важнейшее помог.
И разговор наш в чём-то очень важен
Теперь ты в курсе моей, вроде, слабины
Но, видимо, он не был очень страшен
И оттого сокрыт под толщей пелены.
– малыш хихикнул. Его никогда не смущало, если он не знал чего-то., потому что пикси знал, что знает достаточно. Его могли покоробить упрёки в неловкости, замкнутости, насмешки в адрес его манеры говорить или думать, но уж никак не знания.

Просил прощения я вовсе
Не потому, что удивлён.
А потому, что став здесь гостем
Остался маленькой свиньёй!
– отойдя от своего веселья успокоительными словами Марьяны, он с досадой покачал головой, не выпускай книгу из рук, пускай настроение у него и оставалось хорошим, сохраняя следы недавнего смеха.

Я накрошил, что очень стыдно.
Давно не малое дитя.
Манер во мне ни зги не видно,
Пускай того и не хотя…
Обычно от меня нет шума
Нет грязи, суеты, проблем,
Стараюсь быть спокойным, умным
Но что-то обнаглел совсем.
– Фатум скривился в усмешке, стуча пальчиками по книжке и прикидывая, какую из смешных историй лучше рассказать Марьяне, чтобы занять время и что показать на практике, как работают вот эти самые ключевые моменты биографий. Если фея, конечно, захочет разбираться в таких тонкостях.

0

34

Марьяна смотрела на Фатума и с каждой пройденной секундой, с каждым сказанным пикси словом все больше понимала: она просто не знает, как нужно отреагировать на все это... правильно. Чтобы ни в коем случае не обидеть малыша и донести до него... а в чем собственно темноволосая должна его убеждать? К каким еще пространственным монологам могут привезти новые попытки осторожно поддержать мальчика, который сначала почему-то словно пытался поведать и убедить ее в том, что предвидеть мог далеко не все, потом объяснял причину своего извинения. Будто все не было понятно и так, будто другие и не подумают сказать: прости, в аналогичной ситуации, пытаясь одновременно исправить ошибку. Словно фея являлась несмышленышем, не понимающих простых истин. Это коробило и вызывало в душе желание то ли закрыть голову подушкой, то ли выбежать за вороты школы и взлететь к самым облакам.
-...Давно не малое дитя... - Удержать в себе истерический смешок удалось лишь чудом, как и скрыть водоворот эмоций, помогло не слишком-то приветливо отношение других фей в первые годы обучения, когда приходилось изображать из себя совершенно равнодушную ко всему, особенно к сплетням, живую куклу. Вот только позже она обзавелась все большим количеством близких людей, интерес к ее скромной персоне свелся к минимуму и необходимость той маски исчезла. Однако как бы она пригодилась зеленоглазой сейчас, когда держать себя в руках становилось все труднее. Парадокс, но... она видела в Фатуме ребенка с уникальным даром, а сам пикси судя по всему воспринимал себя скорее умудренным жизнью старцем. По сравнению с остальными пикси малыш действительно был взрослым и разумным, вот только... "Аргх..."
Марья все же не выдержала, закрыла лицо руками и, простонав рухнула спиной на диван, благо пес устроился с другой стороны, поэтому приземление оказалось мягким.
- Это будет сложнее, чем я думала... - произнесла выпускница глухо, все еще не убирая ладоней от лица, - Фатум, попади ты снова в схожую ситуацию, ты... опять будешь предлагать прочитать какую-либо историю? Это мм... привычное для тебя решение? - Трудности будут. В этом Марьяна не сомневалась, но не рассчитывала, что все может быть настолько, настолько... плохо. Фея любила различные истории, но если каждый раз, вместо того чтобы обсудить неожиданно возникшую проблему, она будет просто молча слушать очередную сказку, в конечном счете это не приведет ни к чему хорошему. Они так и застрянут в самом начале, когда узы мягко подталкивают, убеждая в том что все будет хорошо и в ответ не прилетит камень, но червячок сомнения и неуверенности не позволит поверить окончательно.

+1

35

Фатума будто молнией ударило. У малыша отнялся язык, и едва не выпада книжка из рук. Ребёнок обомлело хватал ртом воздух, не в силах вымолвить и слова, когда фея закрыла лицо ладонями и рухнула на диван. Пикси не понимал произошедшего, для него всё это было каким-то кошмаром наяву. Кошмаром, где происходят грустные, ужасающие вещи, но самое главное – все эти вещи происходят непредсказуемо. Непредсказуемо. Для него. Для Фатума. Малыш терялся, внутренне рвался на части и дрожал, не понимая, что предпринять и как поступить дальше. Он мог только крепко сжимать в руках свою книжонку и истерически искать способа всё исправить.

Погружение в перипетии судеб тоже ничего не давало. Точнее, теперь-то обомлелый пикси смог отыскать в полотне времени эту сцену, да вот только было поздно. И почему он пропускал её раньше? Почему, как последний дурачок во всём магическом измерении, думал, что если суждено родиться Узам, то всё сразу и без изъяна будет замечательно и хорошо? Кто втемяшил в его голову эту мысль? Неужели полная отшельничества жизнь ничему его не научила?

Теперь он видел, что будет дальше. Диалог с взаимными заверениями и извинениями, диалог, граничащий со слезами. Ну конечно диалог. Как вообще можно было не предвидеть его, как можно было его допустить?! Но постойте… знай Фатум об этой ситуации заранее, она бы не произошла. Он бы не дал фее почувствовать себя так неловко. Так скверно. Он бы не накрошил. Не предложил рассказать о чём-нибудь. Не смеялся бы и не высказывал свои пространные рассуждения. Он бы не дал этому случиться, но… так нельзя. Выходит, сама судьба распорядилась так, скрывая он него доселе этот неловкий эпизод? Выходит, то, в чём он видел самую твёрдую и надёжную из опор таковой не являлось?.. Выходит, он не читает судьбы по своей прихоти, а судьбы лишь позволяют ему делать это время от времени? Он… ничтожен и бесталанен?

Свечение крылышек мальчика стало гаснуть, блекнул свет его фиалковых глаз, ещё мгновением ранее льющаяся через край позитивная энергия таяла, рассеивалась, исчезала. Он бледнел и слабел, как лампочка, яркость которой отрегулировали до минимума. Он тяжело вздохнул, убирая книгу на полку и понуро подлетая к Марьяне, усаживаясь на подлокотник её дивана в небольшом отдалении и не решаясь заговорить.

Прости меня… - он начал тихо.  Мальчик не плакал, но буквально съёжился всем своим крохотным тельцем и прижал согнутые в коленях ноги к груди.

Прости меня, я очень глупый.
Ничем не лучше дурака.
Я не хотел загнать нас в угол,
Обидеть не хотел никак.
Мне просто захотелось… сгладить?
Порадовать, развеселить…
А вышло только лишь нагадить.
И под откос совсем пустить
. – он шмыгнул носом, пряча его между коленок и сворачивая хрустальные крылышки.

Меня ударило по носу… - добавил он уже шёпотом, скорее самому себе, чем фее.
Резинкой судьбоносной вдруг
Что задавался, был несносным.
Ужасный я, пожалуй, друг.
– Фатум бесшумно заплакал, и от его тёплых слезинок намокали крохотные старомодные брюки.

0

36

Тот, кто впервые описывал узы между феей и пикси, обозначая их как нечто прекрасное, нерушимое и исключительное, подобное благословению творца явно решил придержать информацию о трудностях и обязанностях. Может кто-то более честный и предпочел предупредить, развенчивая миф: соедини себя узами и все будет хорошо, описывая возможные подводные камни на пути юной феи, но либо подобную информацию тщательно уничтожали, либо она была скрыта в настолько редких источниках, что до широких масс она просто не доходила. Темноволосая все больше уверялась: в узах нуждались далеко не феи, нет, они вполне могли прожить долгую и счастливую жизнь ни разу и не вспомнив о крохотных существах. Ученицы Алфеи стремились в деревню далеко не из-за желания обрести связь с крохотным существом, за которое они теперь будут в ответе. О нет. В этом возрасте желание показать себя взрослой в глазах остальных не несет с собой понимания и готовности принять соответствующие обязанности. Скорее они успевают начитаться сказок о неожиданно приобретенных без каких-либо усилий с их стороны способностях и бегут полные юношеского энтузиазма. Возможно будь Марьяна того же возраста и не переживи все то, что успело произойти с зеленоглазой за последние годы ее реакция могла быть похожей... Однако тот ищущий взгляд на лицах крохотных пикси буквально кричал и почему-то выпускница была уверена, доведись ей встретить воспитанников приюта, мелькающие эмоции в глубине глаз будут схожи с теми, что она видела сегодня, побывав в крохотной деревеньке. Такая вот неприглядная правда во всей красе, а еще Фатум, с которым ей только предстоит наводить мосты в их отношениях взрослого и ребенка. "Боже.... не могло же настолько повести только мне, верно? Неужели остальным не видно? Или... все дело в Фатуме?" Она попыталась представить как протекала жизнь мальчика до этого. О многом ему было известно заранее, а дом его находился гораздо выше, чем у остальных, будто он специально выбрал наиболее отдаленное для жилья место словно не хотел, чтобы его лишний раз трогали. "Добровольное одиночество". На секунду сердце словно сжалось от боли. "Никого не напоминает?" Ехидно прокомментировал внутренний голос. От осознавания какой могла быть ее жизнь не будь в Магиксе магазинчика дедушки Мортиса и всех тех с кем она познакомилась позже, становилось еще хуже, а убитый голос Фатума лишь усугублял состояние. Опять ошибка. Снова. И страшно сделать очередной шаг по хрупкому мосту, боясь вновь ошибиться и сделать что-то не так. Такими темпами недалеко до черты, когда начнешь эгоистично сожалеть о возникших узах. И все же... Еще один. Не для себя, нет. Для маленького Фатума. А она взрослая, должна выдержать и попытаться снова и снова.
Марьяна медленно убрала руки с лица, выдохнула будто перед прыжком и посмотрела в сторону полки. Неожиданно пустой полки. В душе вспыхнула паника и девушка резко села, судорожно осматривая комнату в поисках пропавшего Фатума. "Где? Где? Где?..." Звучало в голове беспрестанно, а потом внутри словно что-то закоротило, почудился звон разорванных цепей и оглушающий рев чудовища: совести, поднявшей голову от открывшегося зрелища. Если в прошлый раз во всем были виноваты нахлынувшие неудержимым потоком видения, то в этот раз вина за пролитые слезы всецело лежала на одной зеленоглазой фее.
- Ох, Фатум... - Марьяна осторожно прижала к себе крохотное существо, неустанно мысленно рявкая: не смей плакать, иначе здесь можно устраивать дуэт или трио вместе с псом, что-то недовольно проворчавшем, когда его задели при повторном приземлении. А вот нечего было менять позу воспользовавшись моментом, когда свободного места на диване стало больше.
- Не ворчи, Баски... - сорвалось с губ непроизвольно, пока все мысли были заняты возможным же решением проблемы, пес же, услышав кличку посмотрел на лежавшую у ног хозяйку, недолго думая лизнул ту в лоб,благо сюни отсутствовали,  а после повторил процедуру с маленьким пикси, после чего с совершенно спокойным видом лег обратно, - это сейчас он такой... живой, - принялась объяснять девушка в надежде хоть как-то отвлечь и успокоить Фатума, - а до этого успел расколотить пару чашек и даже горшок с кактусом, просто шел, упирался лбом в препятствие и изображал барана пока не сдвинет с места или развеется. Один раз попробовала добавить в число действий прыжки, в последствии пришлось убирать всю комнату... Тогда было далеко но весело, но сейчас это драгоценные воспоминания. - Марья мягко улыбнулась, вспоминая те далекие деньки, когда захотелось просто попробовать, а потом просто не получалось остановиться ведь каждая маленькая победа приближала ее к заветной цели. Сейчас же это помогало успокоиться.

+1

37

У каждого есть какая-то врождённая рана. Рубец, который очень легко вскрывается и кровоточит немыслимым океаном слёз. Какая-то черта характера, какой-то страх, какая-то навязчивая мысль, самое больное место. Ахиллесова пята души. У Фатума она тоже была.

Растерянный и без этого, буквально утонувший где-то в бездне собственной печали, пикси даже не сразу понял, что случилось. Не понял, что прекрасная, самая лучшая на свете фея обняла его. Не понял, что его лизнул в высокий белый лоб ненастоящий пёс. Когда ты дремлешь в пучине одиночества и сомнений, ты не чувствуешь того, что происходит в действительности. Когда ты живёшь в трёх временах сразу, на настоящее остаётся дай бог только треть внимания.

Встрепенувшись от неожиданного и шершавого прикосновения, малыш поднял от колен голову и огляделся, оценил ситуацию, пытаясь сообразить, что с ним, где он, когда он, зачем он. Мальчишка быстро осознал, чьи руки его так ласково обнимают, о ком повествует нежный и мягкий голосок. Осознал, и… стало ещё горше.

Почему она так мила со мной? Из-за уз? – носилась всесокрушающим ураганом сомнения самоуничижительная мысль, не находя себе покоя, не погибая и не исчезая. Это значит, что меня простили? Что она не сердится?.. Что это значит?.. Причём тут пёс?

Но вскоре понимая, что куда эффективнее слушать то, что тебе говорят, нежели предполагать значение невысказанного, пикси заставил себя анализировать не произошедшее, не свои ощущения, а происходящее, а интонацию, выражения и слова своей хозяйки. Он навострил маленькие ушки, и… о, Великое Древо, Марьяна рассказывала ему… историю из прошлого?

Рассказывать историю из прошлого ему? Пикси судьбы?.. Явно не ради её содержания, так зачем… Постойте.

Мальчик ошарашенно приподнял подбородок, пускай даже этот жест не позволил ему встретиться с феей взглядами. Она рассказывала что-то, чтобы… смягчить ситуацию? Перевести тему и поднять настроение?.. Так вот, почему она так оторопела, когда сам мальчишка потянулся к любимой книжке…

Фатум нахмурился и насупился. Он не знал, что сказать и как. Не знал, что сделать. Ничего не знал.
Но понял одно: Марьяна либо в стократ умнее несмышлёного ребёнка, раз вот так, на примере, показала ему, как он смешон, либо… совершенно такая же. Совершенно так же хотела сменить нить разговора на более приятную, сама того не понимая, что это не выход.

Пикси очень хотелось понять, что же из этого верно, и пока он не разобрался, просто молчал, не зная, как поступить.

0

38

Крохотное тельце под ладонями зашевелилось, однако явно не намеревалось сбежать за три девять земель и, кажется, наконец-то перестало плакать. Вкупе со старыми воспоминаниями все это успокаивало не хуже чашки какао. Фатум молчал, а может быть, даже слушал, чтож... в таком случае у нее есть крохотный шанс довести свой монолог о прошлом до конца.
- И таких сокровищ на самом деле очень много, радостных, грустных, а временами до неожиданности нелепых. Маленькие мелочи, совершенно не интересные другим, но почему-то запечатлевшиеся в памяти. Моментов связанных с печеньем тоже очень много: как оно случайно рассыпалось по полу, из-за того что схватила пакет не с той стороны или смахнула миску, - оставлять ее на широком подлокотнике дивана действительно было плохой идеей, - просто сломалось и кусочек упал прямо в чашку, разбрызгав молоко, - благо не попало на книжку, -  или как маленькие дети с увлеченными лицами пытались достать из него кусочки шоколада, строили башню... правда простояла она недолго. - Марьяна рассеянно погладила Фатума по волосам прежде чем озвучить то, ради чего все и было рассказано. Сердце на секунду неуверенно замерло, давая возможность передумать и отступить, но фея все же решилась на тот маленький шаг.
- Ты был тогда очень растерянным, милым, живым и... своим? Таким же как любой другой человек, а не оракул, смотрящий на других несколько снисходительно. Я не обвиняю тебя, нет, подобный дар, когда тебе известно очень многое уже заранее, заставляет относиться к другим чуть покровительственно... А еще мне кажется, если человек будет заранее знать о всех своих оплошностях, у него будет слишком велик соблазн избежать подобного и кто знает, может из-за этой мелочи в будущем он не обретет или потеряет что-то очень ценное... - Зеленоглазая говорила тихо, спокойно, словно вела диалог с самой собой или обращалась к потолку, безмолвному, но при этом терпеливому слушателю.

+1

39

Фатум вздохнул. Верно оказалось второе, но лишь теперь, со слов Марьяны, он понял и ещё кое-что. Весьма и весьма скверное для самого пикси. Неужели его слова как-то обидели фею? Неужели он снова вёл себя так и говорил так, будто он самый умный на всём белом свете?

Я зазнавался, да? Обидел?
Смотрел как будто свысока?
Нёс несусветицу, не видел…
Прости такого дурака.
- он помолчал, собираясь с мыслями. Говорить предстояло о неприятном, но малыш попросту не мог молчать. Нужно было быть сильным и взрослым.

Нотации читать все рады,
Ведь так приятно умным быть…
Но в чём же здесь тогда отрада?
Таких не могут полюбить!
– мальчик неуверенно покачал головой, понимая, что такая пафосная тирада нуждается в пояснении.
Я не хотел быть слишком гордым
Всезнайкой, задавакой, тем,
Лицо чьё называют мордой,
Кто неприятен только всем.
– Фатум дотронулся крохотной ладонью до руки Марьяны, слушая её дальше и на последних словах девушки чувствуя, как сердце будто обратилось камнем, и с тяжестью булыжника повалилось куда-то к кишкам, делая больно.

Я был живым, когда был странен?
Когда растерян, неуклюж?..
Когда своим непониманьем
Уселся в средоточье луж?
Но… я всегда бываю честен…
В моих словах кривлянья нет…
Должно быть, я не интересен,
Когда уже знаю ответ?..
Я жил вот так, один, всегда.
Всегда всё знал столетьем дальше.
Текли вдаль месяцы, года…
Я только становился старше.
Мне трудно ладилось с другими,
С Мартино, Диджит и Амур…
Выходит, я противен был своим, и
Говорил чванливо чересчур?
Выходит, что моё занудство –
Вот ключ от пустоты внутри?
И нужно просто мне очнуться?
«Открой глаза, в сейчас смотри»?
Но так не стать самим собою!
Я тот, каков я есть сейчас
Меня не разлучить с судьбою
Не жить же вечно напоказ?
– к счастью, как это часто бывает со всеми, пикси скоро осознал, что его собственные предположения выглядят какими-то уж слишком нереалистичными. Что он надумал себе слишком много всякого и сейчас попросту докатился до абсурда. Он замолчал, кривясь в невесёлой усмешке. Какое-то странное было настроение, и ситуация странная, и всё странное.

Когда уже всё это кончится?

0

40

"Приятно... умным... быть... " Почему-то эта фраза, озвученная Фатумом прокручивалась в голове еще несколько раз, пока медленно не смолкла, словно круги на воде, постепенно исчезающие. "Разве?" Девушка промолчала, не посмев высказать свой вопрос вслух. Почему-то для нее было непонятно, почему подобное должно быть приятным, ведь от многих знаний могут быть и многие печали, ведь они уже не позволят смотреть на мир добродушно и наивно, ведь они могут вызвать желание узнать еще больше, докопаться до самой сути, вот только никто не сможет дать стопроцентной гарантии, что то самое открытие не станет причиной слез и бед в будущем. Или же пикси имел ввиду нечто иное? Быть может... более высокое положение в иерархии? Это все действительно настолько важно?
Дальнейшие слова Фатума заставили печально усмехнуться, в каких-то моментах они были даже через чур схожи в своем прошлом. Пускай саму Марью все устраивало, она искреннее жалела, что столь маленькой крохе пришлось испытать на себе весь холод одиночества и даже после обретения уз не наступил обещаемый счастливый конец. "Ему нужна та, что сможет подарить ему много тепла и любви." Прошептало что-то внутри очень печальным тоном. "А досталась ты!" Тут же добавил ехидный голосок.
- Все хорошо, правда... Просто почему-то наивно казалось, что раз твой дар связан с судьбой, то ты должен знать абсолютно все на свете, но ведь это очень скучно и печально, а этот случай с печеньем доказал, что в твоей жизни все еще возможны сюрпризы. Получается, есть еще что-то способное тебя удивить и вызвать целую гамму эмоций. - Она замолкла, а после неожиданно создала иллюзию распустившихся цветов на потолке.
- В любом случае, в будущем все будет хорошо, верно? - Конечно, им будет трудно, но ведь где-то там, в будущем, все это превратится в воспоминания.

+1


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Законченные эпизоды » Великое переселение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC