Время в ролевой:
январь 7021 года
зимние каникулы
Место действия:
Волшебная Вселенная Магикс

Система: эпизодическая
Рейтинг: PG-13
Мы - единственная ныне функционирующая ролевая по замечательному мультсериалу Winx.

Наш проект был активным и имел популярность в 2009-2013 годах, сейчас пришло время вспомнить былое и перезапустить его. Приглашаем Вас вместе с нами доказать всем скептикам, что ролевые по Winx жили, живы и будут жить ещё очень долго.

WINX CLUB: Ritorno Della Storia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Сюжетные эпизоды » Продавая небо


Продавая небо

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Вдох, осторожный, неуверенный, но он несет за собой второй, третий, четвертый и Марьяна будто физически ощущает что ее словно что-то отпускает, холодное, темное, отчаянное. Фея иллюзий не замечает ничего вокруг все ее внимание приковано к светловолосой принцессе, которая после той тренировки стала для нее неожиданно родной, настолько близкой что это даже немного пугает, ведь выпускница даже не заметила, когда именно это произошло, но страх... тот самый, заполняющий каждую клеточку говорил лучше любых слов. Она привязалась, действительно привязалась к этой жесткой с виду принцессе за удивительно короткий срок времени и сейчас, наблюдая как той становилось лучше прямо на глазах Марья не видела смысла лгать самой себе.
- Спа… сибо? - Эмоции, которые она не видела на лице Диаспро с самой тренировки, те самые, настоящие, которые казались лишь иллюзией на фоне всех тех заголовков, коими пестрели все СМИ последние недели, но так неожиданно снова прорвавшиеся наружу. Заставляющие смотреть на фею драгоценностей словно на хрустальное сокровище, такое же обманчиво вечное, но хрупкое. "А ведь многие даже не осознают, что Диаспро Эраклионская может быть именно такой..."
- Простите за неудобства...... Марьяна, я немного пролила… Простите. - Извиняется, все это настолько необычно и даже абсурдно для той, кого многие считают несгибаемой железной леди, что выпускница невольно радуется созданной ранее иллюзии.
- Все в порядке. - Отмахивается, капли на платье сейчас не стоят внимание, главное чтобы девушке рядом стало лучше.
- Не нужно, чтобы остальные видели тебя в таком состоянии. - Госпожа Шарифа права, не нужно и вариант подняться в жилые помещения действительно кажется наиболее верным решением.
На озвученный в ее сторону вопрос она лишь молчаливо кивает, заставляя магию искриться в ее пальцах, словно пленкой пузыря оплетая уголок помещения, укрывая, а фраза оброненная барменом заставляет недовольно фыркнуть, благо, карающая длань в лице подзатыльника от госпожи Шарифы быстро находит свою цель, хоть и вызывает ответное: не нужно меня бить, прежде чем мужчина легко подхватывает на руки принцессу.
- Между прочим, я тогда была пьяна и это именно ты меня подпоил. - Произнесла слегка ворчливо, все же то утро было весьма смущающим и Марья никак не ожидала, что проснется практически в обнимку с одним своим знакомым, а вместо доброго утра услышит утверждение, что у одной феи просто медвежья хватка.
Вот поэтому я тебе больше и не нали.... - она все же не выдержала и пнула, - Ай!... Вот всегда так, с виду хруп... - Остальное темноволосая уже не слышала, дверца за процессией закрылась и Марьяна могла лишь предполагать, чего еще успеет нарассказать один бармен, пока донесет принцессу до нужной комнаты. "Надеюсь, хотя бы история о наших прятках и догонялках с нечистыми на руку контрабандистами останется втайне...." Увы, жители "Неба" знали через чур много ее тайн.
Молчаливое наблюдение за залом прервалось после осторожного прикосновения к плечу, взгляд к себе за спину и с губ срывается.
- И сколько ты уже успел ей рассказать? - Говорят, что общие тайны сближают, но...
- Не волнуйся, не так уж много, - он уже встал за стойку и начал что-то быстро писать на листе бумаги, -у нас хватает совместных воспоминаний никак не связанных с криминалом. - Кажется, это был рецепт.
- И как тебе... Диаспро? - Полюбопытствовала.
- Ты по прежнему выбираешь в друзья весьма необычные личности. Не скажу, что я в восторге от ее маски, но ее настоящая личность забавная. - Подобный ответ немного интриговал и совсем чуточку, ладно, не чуточку радовал.
- В какую из комнат мне следует идти? - Следовало уточнить данный вопрос.
- В звездную, - он все еще усердно пишет какой-то список, - передашь тете рецепт? - Она забирает из его рук листочек, кивает, после чего легко соскальзывает со стула и шагает в сторону неприметной дверцы, легким движением руки развеивая остатки иллюзии. Легкие шаги по лестнице, по коридору и вот фея уже стоит на пороге нужной комнаты, быстро скидывая с ног шпильки и ступая по мягкому, темно-синему ковру с восточными узорами.
- Как ты себя чувствуешь? - Спрашивает, присаживаясь на небольшую софу около витражного окна, изображающее ночную пустыню.

+1

22

Дисклеймер: написать этот пост – дело чести и стремления к истине. Любви к форуму и вообще. Прошу не принимать это на свой счёт, вообще ни на чей счёт не принимать. Проявите толерантность к языковым меньшинствам.


Пазитифф весчь па сваеи природи прикраснайа када он раждаицца сам па сипе. Гаразда слажнеи с нимъ када он раждаицца иза чиго та нипридвидиннаго. Фсё праисходясчее была слишкам мягим и пушыстым, добрым и милым, шобы Диаспро понила, шобы ва всйо это, каг в правду, ваобсче можна была паверить. Вод ейо нисуд на руках, нескалька ни пащитавшись с ейо мнениим. Хочед ли ана ваобсче шобы ейо нисли, давольна ли ана дыким паложением дел, пазволид ли эта. Канешна, спраси ейо зорании или проста придлажи ей падобнуйу услугу, пренцеса бы наатрес ад нийо атказалась. Да и ваобсче пастаралась бы ретировацца дамой к сипе в замог, каг мажно скареи. Там запирлась бы в сваей комнати, преникла спиной к стине и есчё долга прехадила в сибя, залатывайа бреш в сацыальной масги снежнай каралевы.

Но шо типерь, скажыти на миласт, мишала ей дык паступить?

Да ниипёт. Никакае галавакружении, никакайа вяласт ни магли пазволить ей весет мишком с картошкайы в крепкех мужесчких руках и слушоть жоские раскасы боррмена. Но атчигота она эта дилала. Сама ни панимайа атчечиго. Паупираясь для преличия, ана посли принела ситуацыю как ниизбежнаст и толка сматрела куда та в сторану, изридка вежливасти ради выдавливайа ржунимагу или хот как та риагируйа на слава низнакомца.

Ийо палажыли на мартац ф какой та нипанятнай комнати. Кавры, нипанятнага вида и цвета щтуки какаита плотнайа такни еще чивото там. Ваще нипакаралевски скажут пасаны. Ат нийо ваняит алкаголим, иё  тащут ф крават, тащут пасанщик каторый труъ ябвдул и каторый тоже сёння ухнул. Чиво как те хранитильница, ы?

Нно шото намекало Диаспро намёки… Тащемта шота прям банила этту иронею иё души ф Бабруйск. Не. Здеся Диаспро не ппц. Здеся ни так попабольна как ва дварце где паццтавы. Тама нада думоть чо как куда а тута фсё… пучком и пиипёт?..

Ана паднялась на матраце, поцыка уже не была да и та тимнакожайа тйотка удолилась када ей чото токое благадарнае сказале. Ана напомнила Диаспро нянечгу и те времина када с ней исчо хот ктота абращался как с чилавегом, бейбой, када иё исчо счетали кемта кромя тёлки прынца и олмазнай бабой Эраклиона. Ана садицца оглядывица и видет как зоходет Марьяна. Сбагойная пусгайы и бледноя. Френдка… можна щас иё так зват? Спрашивоет Диа как там чо, а ана… а чо она?

- Физически – сносно… - гаварит с ъуъ, гаварит сипе же выпей йаду. – Тогда, в симуляторе, было хуже... – баницца, китаицца, сжемит пальца ф кулоки. - Я думаю, мне уже пора. Я сейчас вызову слуг, меня заберут домой. Дайте мне пятнадцать минут, пожалуйста. – гаварит, не, бубнид суха кабута сома сипе не верит типа. То што гаварит не вяжеца с тем как гаварит. Вес иё вит вырожаит инои. Но ана гаварит. Гаварит и сибя нинавидит.

Фсё, Диа, паиграла и харэ. Пицот минут. Ф Бобруйск!

Перевод

Позитив – вещь по своей природе прекрасная, когда он рождается сам по себе. Гораздо сложнее с ним, когда он рождается из-за чего-то непредвиденного. Всё происходящее было слишком мягким и пушистым, добрым и милым, чтобы Диаспро была к нему привычна, чтобы во всё это, как в правду, вообще можно было поверить. Вот её несут на руках, нисколько не посчитавшись с её мнением. Хочет ли она вообще, чтобы её несли, довольна ли она таким положением дел, позволит ли это. Конечно, спроси её заранее или просто предложи ей подобную услугу, принцесса бы наотрез от неё отказалась. Да и вообще постаралась бы ретироваться домой, к себе в замок, как можно скорее. Там заперлась бы в своей комнате, приникла спиной к стене и ещё долго приходила в себя, залатывая брешь в социальной маске снежной королевы.

Но что теперь, скажите на милость, мешало ей так поступить?

Да никакое головокружение, никакая вялость не могли позволить ей висеть мешком с картошкой в крепких мужеских руках и слушать бойкие рассказы бармена. Но отчего-то же она это делала. Сама не понимая, отчего. Поупираясь для приличия, она после приняла ситуацию как неизбежность и только смотрела куда-то в сторону, изредка вежливости ради посмеиваясь и хоть как-то реагируя на слова незнакомца.

Её положили на матрас в какой-то затейливо убранной комнате. Ковры, экзотической формы и цветов предметы, много плотной ткани и бархата. Со стороны выглядело бы, наверное, отнюдь не по-королевски. От неё несет алкоголем, её тащат в спальню, тащит молодой человек, который явно не из пуритан, и который тоже касался алкоголя, среди бела для. Ну что, Хранительница, как тебе?

Однако что-то говорило Диаспро… Вернее, что-то затыкало рот этой иронии, отправляя её в дальние уголки создания. Нет. Тут её не обидят. Тут всё это ощущается иначе, чем при обычных дворцовых интригах. Там нельзя сделать ни одного неосторожного движения, а тут… Тут… можно всё?..

Она поднимается на матрасе, бармена уже и след простыл, да и темнокожая женщина удалилась, стоило ответить ей какой-то дежурной благодарностью. Она напомнила Диаспро нянечку, напомнила те времена, когда с ней ещё хоть кто-то обращался как с простым человеком, малышкой, ребёнком, когда её ещё считали кем-то кроме невесты принца и алмазной леди Эраклиона. Она садится, оглядывается и видит, как заходит Марьяна. Спокойная, пускай и бледная. Подруга… можно теперь называть её так? Спрашивает Диа об её самочувствии, а та… а что ответить той?

- Физически – сносно… – говорит с толикой презрения в голосе. Презрения к себе. – Тогда, в симуляторе, было хуже… - замолкает, щурится, сжимает пальцы в кулаки. – Я думаю, мне уже пора. Я сейчас вызову слуг, меня заберут домой. Дайте мне пятнадцать минут, пожалуйста. – говорит, нет, бубнит сухо, будто сама не хочет верить в собственные слова. То, что она говорит, совершенно непохоже на то, КАК она это делает. Весь её облик выражает иное. Но она говорит. Говорит и ненавидит себя.

Всё, Диа, поиграла и хватит. Пора обратно.

+3

23

Напоминание о происшествии в симуляторе заставляет невольно потянутся рукой к шее, но слава богу, ей удается пресечь сей порыв и ладонь медленно опускается на софу, пока другая инстинктивно сжимает листок с рецептом. Это не тот момент, о котором ей хочется вспоминать, он до сих пор несет в себе слишком много эмоций, слишком перенасыщен чувствами, все еще способен ранить.
А принцесса между тем все еще пытается храбриться, показать себя сильной, для того чтобы в очередной раз с каким-то маниакальным упорством скрыть свою слабость, словно какой-то ненавистный секрет, стыдливый поступок.
- Я думаю, мне уже пора. Я сейчас вызову слуг, меня заберут домой. Дайте мне пятнадцать минут, пожалуйста. - На подобное заявление Марьяна сначала лишь молчит, внимательно, долго смотря на Диаспро, будто спрашивая: ты уверена?. Но раз она этого хочет, выпускница будет играть по озвученным правилам. Наконец, зеленоглазая произносит.
- Ваше желание казаться сильнее и то с каким упорством вы стараетесь скрыть и искоренить любые намеки на собственную слабость порою просто поражают. Вы ведь подготовились и изучили всю возможную информацию об этом месте и должны понимать, что произошедшее сохранят в секрете, однако спешите уйти, сбежать, чтож... наверное, наша... семья и правда совсем неподходящая компания для принцессы и... - она медленно поднимается и делает шаг в сторону двери, прежде чем посмотреть светловолосой прямо в глаза, - если это действительно ТВОЕ  желание, никто не будет удерживать насильно в этом доме. - "Хотя я бы с интересом посмотрела как она будет отбиваться от заботы госпожи Шарифы, если та уже приняла ее в круг своих...." Еще несколько шагов по мягкому ворсу ковра, прежде чем пальцы подцепляют с пола шпильки. Однако прежде чем обуть их и отправится на поиски хозяйки этого места, чтобы сообщить о выборе гостьи, она решается сделать еще один мысленный, невидимый шаг в сторону Диаспро, все же, фея волнуется за нее.
- Живущим здесь людям можно доверять, они помогут, поддержат и не потребуют плату за оказанную помощь. Так каково же будет твое решение Диа? - Стереть границу, сломать стену, хотя бы на секунду, дать ей шанс самой выбирать.
- И можешь не волноваться о прошлом диалоге, мое решение останется прежним независимо от обстоятельств. - Все же добавляет Марья обуваясь и останавливаясь около двери. Что будет дальше должна решить сама Диаспро, свой выбор Марьяна уже сделала и теперь ждала лишь ответной реакции.

0

24

Её назвали «Диа».

Так её звал… Скай? В детстве, когда она ещё была ею, Диа. Розовощёкая, в кружевном платьице без корсета. Когда сидела среди пёстрых камнецветов, что звенели, стоило пошатнуть их ладошкой. Когда ловила прикосновения солнца на плечах и думать не думала о политике, деньгах, о помолвках и интригах. Когда дружила, с кем хотела. Когда говорила, что хотела. Когда жила, как хотела. Когда была собой.

И вот сейчас… сейчас, когда лопнула корка под названием «Диаспро», когда из-за трещины выглянуло розовощёкое лицо наивной и временами несдержанной девочки, когда эту самую девочку позвали по имени. По давно забытому имени. Её позвали, и она маленькими ладошками принялась делать из трещины лаз, крошить хрупкую стену фарфоровой куклы… Прямо как в симуляторе. Действительно.

Но, чёрт возьми.
Плевать.

Диаспро встаёт, поднимается на ноги.

ПЛЕВАТЬ.

Она сама не своя настигает темноволосую фею.

Пошло всё к черту.

Она останавливается около Марьяны. Не решается коснуться её, но смотрит преданно, грустно. Корка, маска, она… окончательно пала. Она, каменная леди Эраклиона, мнётся, она кусает губы, ладони её начинают потеть. Ничуть не по-королевски. Она произносит тихо, выдыхает. Щёки её краснеют, глаза полны влаги, их щиплет. В голове всё ещё туман. – Прости… - начать оправдываться? Она хотела, чтобы её поняли. Можно же всё рассказать, объяснить. Её поступки имеют причину… много причин. Всё не просто так. Марьяна рассудительна, она примет правду… Взять и поведать о том, как она такой стала. Что из неё сделали, как сделали…

Что-то мешает.

Слова не срываются с губ….

И ладно.

Диаспро знает, что Марьяна всё понимает. Что поймёт и без предыстории. Увидит. Осознает. Примет настоящую Диа, которая только что вышла из клетки.

Почему поймёт? Что придаёт этой уверенности? Что, ответь самой себе, что?

Диа не знает, не знает и не хочет знать. К чёрту, к чёрту это всё!

Всхлип. Горячая слеза падает на мягкие подушки, оставляет на ткани тёмный след. Ладонь закрывает лицо, принцесса сутулится. Её спина трясётся от беззвучных рыданий. Она хватает себя за волосы, снимает треклятую корону, стискивает её пальцами. – Прости. Я не хочу тебя обидеть. – поднимает глаза на подругу, и они… они светятся. Они светлы… и не только от слёз.

+2

25

Говорят, дабы построить хоть какие-либо отношения между людьми, нужно чтобы каждый из них сделал шаг навстречу друг другу. Только так. Иначе просто не работает. Иначе можно забыть про какое-либо равноправие и взаимную поддержку. Иначе кто-то однажды отвернется и пойдет другой дорогой. Именно так. По другому не бывает. Для нее теперь возможен лишь такой путь. Однако выбирать его или нет каждый выбирает для себя сам, отчего сейчас, в эту самую минуту Марьяна терпеливо ожидает ответа. Эта зарождающаяся дружба не потерпит иного, она пришла, проползла через огромный ком горечи и обид не только в сердце одной зеленоглазой феи, но и ее собеседницы. Тот день в симуляторе разрушил любые возможные розовые очки в отношении ледяной принцессы, на деле оказавшейся удивительно живой и ранимой. Такой же когда-то отвергнутой, хрупкой, человечной, боящейся раскрыться перед другим человеком.
- Прости… - Она снова лишь молчит и внимательно смотрит, подмечая малейшие детали, неожиданно такие новые, непривычные, острые словно бритва, разрезающие любую иллюзию, оставляя лишь настоящее, не наигранное, удивительно важное. Шаг сделан. Стена сломана, а маски сброшены и забыты, отныне все будет совершенно иначе, она это чувствует.
– Прости. Я не хочу тебя обидеть. - Она смотрит на свою (подумать только!) подругу, настоящую подругу! На душе удивительно тепло и радостно, как будто когда-то в  детстве. Зверь в глубине утробно урчит и ластиться, а она улыбается. Открыто, нежно, будто смотрит на очень родного человека.
- Все хорошо, - Марьяна делает еще один шаг, сокращая дистанцию окончательно, бесповоротно, - не нужно больше плакать, - руки осторожно обнимают Диаспро за плечи, притягивая к себе в объятия, - теперь все будет хорошо, - ее подбородок устраивается на плече, со стороны они, наверное, представляют весьма забавное зрелище, учитывая ощутимую разницу в росте, - ты больше никогда не будешь одна. - Выпускница нежно гладит светловолосую по голове, не прерывая объятий.

+2

26

Камни обычно холодные. Бывают шершавые или гладкие, острые или закруглённые, твердые или хрупкие, но… холодные. Она привыкла жить среди камней – прочных, несокрушимых, бездушных, но покорных, а теперь… теперь ощущала тепло. Мягкость. Нежность. Что-то не такое прочное, не настолько плотное и крепкое, но и не пустое, как воздух. Похожее на приятную воду, которая тут же испарялась, но забывала забрать с собой тепло. Подобное испытываешь всего мгновение, пока собственная магия укутывает с головой, превращая в фею и высвобождая силу. Всего миг, когда ты ощущаешь себя всесильной, могучей и неуязвимой. Когда собственные чары окутывают тебя алмазным сиянием. Ты защищена, прекрасна и не одинока. Всего миг. Не больше, но теперь… теперь этот миг не кончался.

Она чувствовала тепло и дальше. Кожу щекотали мягкие чёрные кудри, нос, будто отделившись от разума, сам зарылся среди угольных завитков, руки обвили стройное тело. Пальцы впились в ткань чужих одежд. Диаспро обняла Марьяну в ответ. Секундный импульс, быстрый настолько, что успел проскочить через сита разума, успел отдать телу команду, которая раньше никогда не приходила в блондинистую голову. Сердце стучало, краска заливала лицо, было неловко и немного страшно, но… тепло. Хорошо. Мягко и приятно.

А вдруг отвергнет? Что, если я ошиблась?

Этот страх был похож на трепет бабочки, что порхала где-то под кожей, неуловимо касаясь стенок своего вместилища. Она не колола каменными пиками, как делал страх обычно. Она щекотала, но даже эта щекотка становилась для Диа ничем. Бабочка постепенно растворялась, ничего не оставляя после. Теперь Диа дома, вот что важно.

Эраклиониевая корона брошена куда-то на подушки. Такая тяжёлая, специально тяжелая, чтобы давить на голову бренем власти. Знак отличия и предмет зависти. Валяется невесть где, брошенный как нечто ненужное. К чёрту!

Волосы Марьяны сладко пахнут цветами...


В дверь постучали…

+1


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Сюжетные эпизоды » Продавая небо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC