Время в ролевой:
январь 7021 года
зимние каникулы
Место действия:
Волшебная Вселенная Магикс

Система: эпизодическая
Рейтинг: PG-13
Мы - единственная ныне функционирующая ролевая по замечательному мультсериалу Winx.

Наш проект был активным и имел популярность в 2009-2013 годах, сейчас пришло время вспомнить былое и перезапустить его. Приглашаем Вас вместе с нами доказать всем скептикам, что ролевые по Winx жили, живы и будут жить ещё очень долго.

WINX CLUB: Ritorno Della Storia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Настоящее » Сомнения


Сомнения

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Сомнения

https://vignette.wikia.nocookie.net/winxopedia/images/7/77/%D0%AD%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D0%BD_%D0%92%D0%9F.png/revision/latest?cb=20161105061932&path-prefix=ru

Участники:

Время:

Место:

Зунн (без Ферна), Диаспро

06 июня 7021 года

рабочий кабинет Диаспро


Запланированная свадьба - это ещё не гарантия дружбы и доверия. Контакт с будущей половинкой сам себя не наладит. Подкараулив, когда же Ди разберётся с делами, Зунн навещает её в рабочем кабинете.

0

2

Денёк выдался свободным. Впрочем, как и весь последний месяц. Наметив Зунну роль женишка, Ферн полностью освободил его от дел фирмы: мол, сейчас у тебя только одна задача - закрепиться на Эраклионской верхушке. Ну, а Зунн чего? Зунн и закреплялся.

С некоторых пор он стал вхож  в королевский дворец Эраклиона, хотя на выходца из низов многие здесь глядели свысока. Но Зунн не обижался. Зачем, если скоро все они окажутся у него в кулаке, вот тогда пусть попробуют пикнуть!...

Но что-то я размечтался, - одёрнул себя парень. - Рано делить перья не убитого грифона! Я пока ещё не охому... кстати, как там моя невестушка?

Диаспро - надменная фарфоровая куколка - жила и работала здесь же, во дворце. Найти её кабинет было нетрудно. Насколько знал парень, сейчас Ди заправляла чуть ли не всей экономикой Эраклиона, поэтому и кабинет ей полагался самый большой.

Возле дверей его встретила пара мордоворотов-охранников. Те сперва не хотели пускать Зунна, но пара крепких словечек и напоминание о предстоящей свадьбе их вразумили.

- Могу я, в конце концов, повидаться с любимой женщиной? А ну, прочь, огры тупоголовые!

Зунн как можно тише открыл дверь и проскользнул внутрь. Дисапро стояла перед рабочим столом, спиной к двери, и листала какие-то папки. Появления Зунна она не заметила. Или не подала виду. Зунн на цыпочках приблизился к блондинке, обвил руками за талию и поцеловал в шею.

- Ну, привет, карамелька. Я соскучился.

+1

3

- Карамелька?.. Как мерзко. А я думала, ты изобретательнее. – холодная с виду Диаспро была рада. Рада по-настоящему. Она не поворачивалась на жениха, она не брросалась ему на шею, но искренне наслаждалась моментом. Дни тянулись один за другим в расчётах, в бумагах, в ворохе проблем, которые никто кроме Хранительницы не мог решить. Она, как могла, поварёшкой вычерпывала это озеро чистого хаоса, сама и единолично восстанавливая в королевстве подобие порядка, и встречи с собственным женихом, с единственным во всём свете, кто в самом деле не грузил её ничем по делу, не могли не радовать. Конечно, была ещё Марьяна, но… как можно сравнивать приятельницу с Ним… И плевать, что… просто плевать. Плевать на всё, не думать о том, что режет сердце. – Не смей меня так называть! – ворчит, скалится, но улыбается. В душе поют птицы… поют странную и тревожную колыбельную морали и всему тому, что в неё пыталась вбить добрая нянечка. Поют о сомнениях, о страхе и о любви. Но поют же. – И чего же хочет мой жених? – её тонкое тело трепещет от каждого прикосновения Зунна, она не краснеет и не бледнеет, но не может не отдавать себе отчёта в том, что наслаждается каждым его касанием. Что даже самые важные из бумаг, которые искала всего мгновением ранее, отступили по значимости на третье, а то и четвёртое место в списке. Она говорила одно, а думала и чувствовала совершенно другое.

И главное было – не сорваться.

+1

4

Давно, ох как давно Зунн не испытывал чего-то подобного! Все эти панкухи, с которыми обычно зависал парень, не вызывали у него такого трепета, как эта рафинированная блондика... Даже в самый первый раз, момент, безусловно, волнительный, внутри у него не пылало такого огня. Может, он, действительно... влюбился?

Да нет, бред какой-то.

Ди огрызается, но смеётся. Та ещё колючка.

- Я всего лишь хочу поцеловать свою невесту, - Зунн расплылся в приторно-сладкой улыбке. - В шейку. И ушко.

Его губы касаются уха пряничной королевы. Будь перед ним не Диаспро, а девица из подворотни, он бы, не раздумывая, повалил её на стол, стянул одежду и приступил к делу. Но Ди - всё же ни какая-то девка, тут нужен более тонкий подход. И, что самое парадоксальное - ему самому нравилась эта игра. Многие годы он добивался от женщин всего, чего хочет, слишком быстро, чтобы успеть распробовать вкус победы. Но Диаспро строит из себя недотрогу - тем слаще будет триумф!

Никакая это не любовь, - думал Зунн, - всего лишь азарт охотника, преследующего дичь - вот это что!

+1

5

- Тогда не буду мешать. – Диаспро не уставала твердить себе о том, что ей нужно быть осмотрительнее. Каждый раз, как её мысли уходили далеко в бездну её глупой страсти к гопнику из эраклионских задворок, она, принцесса, умоляла себя не бросаться в этот океан с головой. Она приказывала себе держать рассудок холодным, просила голову не обращать внимания на сердце и не уставала повторять себе же слова, которые резали душу, оставляя кровоточащие раны.

Ей было страшно.

Высокая и крепкая девушка, сильная, умеющая сражаться на мечах, обладательница высшей силы – Энчантикса, Хранительница и алмазная леди Эраклиона, она боялась не кого-то или чего-то. Даже физическое превосходство Зунна не казалось ей угрозой. Диаспро боялась самой себя, боялась довериться тому, кого знает, в сущности, так мало, и… боялась снова остаться ни с чем.
Мало что ли её уже предавали? Мало относились к ней как к товару, ценному грузу, разменной монете в делах короны и государства. Мало что ли она натерпелась от матримониальных планов матушки, отца, всего эраклионского двора целиком? Мало что ли и она сама думала о женитьбе как о надежном способе заключения союза с кем бы то ни было. Малло ли она считала себя саму вещью? Думала только о деле.

И вот теперь, когда время наконец пришло… когда её талию обвивают крепкие руки искусственно созданного народного героя, когда кожу опаляет его горячее дыхание, а сердце трепещет от каждого поцелуя, может ли она радоваться?

Может ли она, со всей её глупостью, избалованностью, эмоциональностью и капризностью, отпустить своё королевское я, оставив только настоящее?

Может ли она на самом деле принимать эту игру во влюблённую парочку как истину? Может ли позволить себе думать, что вся та ласка, которой одаривает её без пяти минут шпана из самых низов – настоящее чувство, а не просто способ усыпить её бдительность в погоне за властью?

Может ли? Должна ли?

Девушке было больно. Её разрывало, её кололо под кожей. Она боялась сказать лишнего, сделать лишнего, спугнуть всё то иллюзорное счастье, которого добилась хитростью и расчётом. Сомнения съедали девушку, но без них… без них она не хотела оставаться.

Принцесса легко дотронулась кончиками пальцев до ладони, что будто пряжка на ремне, нежно сдавливала живот спереди. – Ну же, продолжай.

+1

6

И опять эта аристократка строит из себя неприступную. Сейчас как и тогда, в день первой их встречи. Принцесса дрожала под его поцелуями, руками, что гладили её живот, Зунн чувствовал жар. Все инстинкты единогласно трубили, что Диаспро желает его, ей не терпится слиться с ним в едином порыве страсти... Но тем не менее, из раза в раз принцесса сдерживает себя, пытается обмануть жениха, будто он ей не интересен.  Это сбивало с толку, противоречило всему, что Зунн выучил в этой жизни.

Может, я просто старею? - горько усмехнулся он про себя. - А, может, все придворные - безумцы?

Да, второе было вернее. Иначе он не понимал, как можно было отказывать ему? Нет, при всём бахвальстве Зунн не заблуждался насчёт пределов своих возможностей, были девицы, до которых ему явно не дотянуться. Например, та рыжая, которую он видел во время ликвидации Йошинойи, как там её... Хватило одного только взгляда, чтобы понять: здесь ему ничего не светит. Но Ди! Ди явно хотела, чтобы Зунн обладал ею. И тем страннее было наблюдать её холодность.

Зунн продолжал усыпать свою невесту поцелуями. Сначала ушки, потом - шею, плечи, спину. Затем парень резко развернул Диаспро, подхватил под мышки и посадил на стол. Прежде, чем она успеет что либо сказать, он запечатал ей рот поцелуем.

+1

7

Диаспро ехидно улыбнулась сквозь поцелуй. Ей ни к чему было скрывать – было приятно. Маски плавились от жара, да и бог с ними. Здесь ей незачем притворяться. В кровь выплеснуло львиную долю гормонов, тело горело изнутри, и каждая его клеточка наполнялась энергией, наливалась твёрдостью, как самый прочный минерал. Подобно совершенному алмазу, подобно кристаллам высшей категории, кости наполнялись силы. И кто сказал, что от поцелуев размякаешь? Диаспро от них ощущала только бодрость и непреодолимое желание жить. Вернее – добиваться, охотиться, бороться и достигать своего. Получить ещё больше, завладеть целиком. Слиться воедино в бесконечной гонке за лидерство.

Страсть не ударяла ей в голову в привычном смысле, блокируя духовное и оставляя материальное. Она, принцесса и аристократка, не хотела полностью отдаться во власть сильного партнёра, принимая ласки. Она хотела уйти в них с головой, но сохранить суверенитет. Она хотела не подчиняться, но быть на равных.

Хотела.
Хотела так сильно, что всегда, что каждый божий раз прощала себе это. Что уже давно позволила Зунну думать, будто её можно вот так усадить на стол, как подзаборную шлюху, что её можно лапать, можно целовать без спроса и прелюдий. Её можно вертеть, как куклу. Можно говорить с ней именно этим тоном. К ней можно приходить в любое время, можно отвлекать её от любых дел. Можно считать себя хозяином в её покоях, можно прижимать к себе, можно фамильярничать, можно…

Потому что она будет не против.
Потому что она примет это.
Потому что поцелует в ответ, потому что вцепится в волосы, будет водить пальцами по коже, но…

Но не больше. Увы, не больше.

Стоит горячей и крупной ладони дотронуться не туда, стоит принцессе уловить тот миг, как та теряет над собой контроль, как ощущения переваливают за грань дозволенного невидимой границей, она отстраняется. Она зависает в нескольких дюймах от пока ещё мокрых губ, она с вызовом смотрит в застланные жаром глаза. Она кладёт ладонь Зунну на щёку и говорит всего одно слово. – Рамки.

Сумеешь ли ты держаться в них так же долго?

+1

8

Рамки-рамки... К Даркаровой бабушке эти рамки!

Зунн продолжает атаки, но всё же чувствует, что в настроении его пассии что-то переменилось. Она всё так же принимает его ласки, но делает это не с удовольствием, а с терпеливым раздражением. Это не нравилось Зунну, он привык к ответным действиям со стороны партнёрш. Лобызать фарфоровую куклу - то ещё удовольствие...

- Что-то не так, карамелька? - он специально назвал её так, чтобы разозлить. Злость всё-таки лучшее топливо для секса, нежели равнодушие.

Девчонка играет с ним в какую-то игру, это и ежу было понятно. Вопрос лишь в том, что это за игра. Зунн хотел на трон - так и Ди хотела его туда посадить. Зунн хотел поразвлечься с Диаспро - но так и она была явно не против. Явно... однако что-то всё же мешало.

Неожиданно Зунн прекратил ласкать невестну, резко отстранился и как-то нехорошо улыбнулся.

- Что-то я сегодня утомился, любимая, - произнёс он притворно-усталым голосом. - Есть ли во всей этой гигантской халупе комната, где я смогу вздремнуть? Завтра, знаешь ли, у меня дела, и я должен быть свежим, как огурчик. Ты, как я понимаю, тоже занята, Не хочу мешать.

Парень направился к выходу.  У самой двери задржался.

- Я кое-что понял, любимая. Если ты чего-то хочешь, этого нужно добиваться. Так что я прекращаю все поползновения в твою сторону до самой свадьбы. Но я всегда открыт для твоих предложений...

В конце концов, если это не просто политический брак, Диаспро должна проявить инициативу. Если же так оно и есть... что ж, в Эраклионских подворотнях полно на всё согласных панкух.

+1

9

Горячий, обжигающе горячий. Такой горячий, что кожу устаёт щипать от жара, что боль покорно отпускает, что разум плавится, не издавая и звука. Горячий и сильный, сильный настолько, чтобы сломать её попытки противиться, чтобы крепко держать, чтобы мять кожу, вызывая после приятные синяки. Не в пример более страстный, чем некто до него. Можно сказать, идеальный в этой ситуации. Как раз такой, какой и должен быть с ней рядом – достойный соперник, тот, с которым не скучно и которому согласна уступать. И от того сильнее желанный. Она понимает, что вот так и должна выглядеть её судьба, но также знает и что ей пока рано расслабляться.

Раньше она думала, что невыносимо быть одной или что больно терять всё то, к чему так долго шла. Думала, что представляет, каково это – видеть желанное перед собой, но не уметь достичь его. Она так думала, потому что у неё не было Зунна. Теперь у неё есть и Зунн, и понимание: бывает хуже. Когда к платоническому чувству примешивается огонь страсти, тогда больнее.

Больно, когда он рядом и приходится преодолевать свои страхи, но ещё больнее, когда он отстраняется. Когда не она, принцесса и недотрога, отказывается от ласк, а когда сам Зунн лишает её теплоты и страсти, которых девушка, стыдно признаться, жаждет так сильно. И вот он отстранился снова. Его горячим полушёпотом обожгло в тот же миг замёрзшую кожу. Он не дал ей опомниться и быстро застыл у двери. Говорил что-то, намекал, манил спрыгнуть со стола и ринуться за ним. Вот прям так и ринуться. Но, конечно, она не станет. В эту игру можно играть вдвоём.

Уверенность пьянит её. Не уверена, что может отдать Зунну всю себя, что может доверять ему безоговорочно. Но в одном уверена точно. Знает, что нужна ему. Что он нужен ей… И откуда она это знает?

- Зунн… - роняет негромко, но отчётливо. Её голос не то чтобы грустный. Тихий, размеренный, с лёгким налётом печали, но такой нежный. – Мне нужно сказать тебе кое-что. – встаёт со стола, поправляет одежду. Но не подходит ближе. Ждёт.

0

10

За то время, пока они были вместе, Зунн успел изучить свою ненаглядну достаточно, чтобы понять - это ловушка! Вряд ли такая ловушка, в которой ему прострелят колено или ещё что-нибудь, но кормить чувство собственного превосходства Диаспро Зунн считал неприемлимым. По крайней мере, сейчас.

- А? - Зунн картинно оттопырил ушко. - Что-то у меня в голове шумит, ничего не слышу. Можешь подойти поближе? Или говори громче!

Как бы невзнначай Зунн распахнул дверь. Если Ди не хочет голосить на весь коридор, ей придётся подойти. Там как раз проходила парочка министров, обсуждая налоговый сбор или какую-то такую муть, Зунн в ней не разбирался.

Хотя, - подумал он, - если я хочу быть королём, нужно вникать в дела государственные... или спихнуть всё на Ферна.

В любом случае, единственное дело, которое его интересовало в данный момент - это принцесса Ди. Раз он собрался с ней поиграть, то он поиграет с ней вдоволь.

- Как ты думаешь, стоит ли выйти и поприветствовать своих будущих подданных? - с этими словами Зунн взъерошил хаер и расстегнул ширинку.

Отредактировано Ферн и Зунн (2020-01-11 09:30:01)

+1


Вы здесь » WINX CLUB: Ritorno Della Storia » Настоящее » Сомнения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC